20:43 

Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
Название: Turtles and Prejudice
Автор: Ren Nukimi
Бета: Марина Капитонова)
Фэндом: TMNT
Жанр: ангст, романс, экшен и немного юмора.
Пейринг: Раф/Дон
Рейтинг: от G до NC
Предупреждение: ООС персонажей.
Саммари: в манге «Чёрный и синий» Сни-сама показала момент, как Раф извиняется перед Доном за своё поведение в течение года, когда их было всего трое. Эта тема меня задела и дала начало новому фанфику. Однако в этот раз Рафу придётся попотеть, чтобы добиться у Дона прощения.
От автора: я уж заметила, что идеи моих больших фанфиков крутятся вокруг сюжета фильма 2007 года. Однако ничего не могу поделать: слишком многое задевается в этом фильме.

В логове черепашек-ниндзя стояла тишина. Довольно редкое явление, но Донателло посчастливилось стать его свидетелем сегодня, в полпятого утра.
Сегодня он готовился покинуть логово…
Нет-нет, только на время. Точнее, на неопределённое время.
Кто-то из покойных родственников Эйприл из-за границы оставил ей нехилое наследство. Отправляться нужно было срочно, и девушка не собиралась упускать такой шанс. Но в это же время компьютерная лаборатория, в которой работала мисс О’Нил, выпустила с дюжину сложных программ, которые Эйприл должна была протестировать и исправить ошибки. Казалось бы тупик, но Дон узнал о сложившейся проблеме и согласился помочь. Особенно когда он узнал, что эта компания состоит из, как выразилась девушка, «полных кретинов».
Обрадованная Эйприл сообщила боссу, что выполнит свою работу, но не выходя из дому. А Дону она обещала привезти какой-нибудь подарок из-за границы.
Поскольку курьер присылал программы каждое утро – а от дома девушки до убежища далековато – и вся нужная информация хранилась на жёстком диске Эйприл, Дон решил на время поселиться в квартире супругов Джонсов. Он объяснил ситуацию Сплинтеру, и тот согласился с решением сына, но пригрозил, что по возвращению домой Донателло придётся навёрстывать пропущенное. И ещё наставил, чтобы владелец бо не забывал об упражнениях. К счастью, места в квартире друзей было достаточно для занятий с шестом.
И вот, наступил день, когда Кейси и Эйприл должны были уехать. Они выезжали в шесть, и Дон должен был прийти к ним пораньше и получить ключи от квартиры. Он собрал всё самое необходимое и, захватив с собой свою «волшебную» сумку, вышел из комнаты.
Там его ждал сюрприз в лице Рафаэля.
Дон в растерянности остановился. Вот с кем он не хотел сталкиваться сегодня, так это со вспыльчивым владельцем саев.
- Уже уходишь, Донни? – поинтересовался Раф, скрестив руки на груди.
- Доброе утро, Раф. И да, я ухожу. Мне нужно спешить, так что до встречи.
По понятным причинам Эйприл запретила черепашкам устраивать долгие посиделки в их квартире. Да Дону и некогда будет общаться с другими. Поэтому братья, скорей всего, будут видеться очень редко.
Дон поспешил уйти, но внезапно Раф схватил его за локоть. Умник удивлённо взглянул на брата, пытаясь понять, что у того на уме. Но по выражению лица сорвиголовы выяснить это было трудно. Раф не был настроен враждебно, но непонятная решительность в его взгляде вводила младшего брата в заблуждение.
Ему не терпелось поскорее отвязаться от него.
- Раф, в чём дело?
Терпения у Донателло обычно хватало на десятерых Рафов, двадцать Майки и трёх Шреддеров. Однако в этот раз что-то было не то. И дело было вовсе не в том, что он спешил. Просто от прикосновения Рафа в сердце прокрадывалась непонятная тревога.
- Раф?
Ничего не говоря, Рафаэль приблизился к Дону вплотную, затем резко схватил его за плечи и прижал к стене. Хватка была некрепкой, но один взгляд Рафа пригвоздил его на месте. Смотря брату в глаза, Дон не осмелился даже дышать. Взгляд змея-искусителя, которым Рафаэль сверли его, завораживал его, заставляя одновременно бояться и трепетать.
Раф мягко схватил Дона за подбородок. Умник не смел даже шевельнуться. Когда дыхание Рафа обожгло его губы, сердце мастера бо замерло. Но бывший Всевидящий лишь едва коснулся его губ кончиком языка, а потом отстранился и отпустил плечо Дона.
Дон просто не знал, что сказать. Раф молча смотрел на него и ждал: никакого страха или стыда. Чего нельзя было сказать о Донни.
- Мне пора.
Развернувшись, Дон быстрым шагом направился к двери, моля все силы природы, чтобы Раф не пошёл за ним.
* * *
- Продуктов в холодильнике хватит на неделю. Деньги на полке, так что можешь заказать себе что-нибудь. Курьеру не открывай – я договорилась, чтобы программы он клал в почтовый ящик возле двери, который соорудил Кейси… В кои-то веки… Донни, ты меня слышишь?
- А? Ой, прости Эйприл, я просто задумался.
- Ну ладно… В общем, я сказала всё. Возможно, нас не будет недели две.
- Ничего, можешь на меня рассчитывать.
Попрощавшись, Кейси и Эйприл ушли, и Дон закрыл за ними дверь. Теперь эта пустая, холодная квартира была в его распоряжении на две недели…

К двенадцати часам Донателло проверял вторую программу и серьёзно подумывал о том, чтобы уговорить Эйприл сменить работу. Если с первой прогой было почти что нормально – всего два недочёта – то с этой разработчики явно схалтурили. Они извратили всю кодировку или просто отдали её пятилетним детям, которые только-только поняли, что если нажать на клавишу, то на экране появится буковка. Такое варварство просто выводило Дона из себя.
Будучи гением, владелец бо натренировал свой мозг так, чтобы он мог работать сразу в двух направлениях. Сначала он полностью был погружён в свою работу, но когда умник смирился, что будет разбираться с этой программой до позднего вечера, в его голову настойчиво постучалась мысль о том инциденте с Рафом.
Год. Целый год Дон был тем, на ком Раф срывал своё недовольство. Даже к Майки он не придирался так сильно, как к умнику. Тот отвечал ему не менее дерзкими репликами, но большую часть таких наездов он просто проглатывал. Но даже у него не хватало терпения на то, чтобы вообще не воспринимать то, что говорил ему Рафаэль.
Бывали моменты, когда старший брат чувствовал себя виноватым, но это проявлялось лишь в том, что сорвиголова просто уходил прочь, оставив младшего в покое.
Казалось, что раз Раф смог помириться даже с Лео, то и с Доном всё должно было наладиться. Однако всё испортил сам Донателло. Когда владелец саев подошёл к нему, чтобы извиниться за своё поведение, умник просто отмахнулся и ушёл к себе в лабораторию, напоследок сказав: «Забудь».
Но всё же отношения между ними не стали теплее.
Зачем Донателло так поступил, он сам не знал. Наверное, ему просто захотелось немного помучить Рафа, но это дело затянулось на слишком долгий период, и Дон это понимал.
Но он не смог остановится вовремя. И вот к чему это привело.
Палец Дона остановился на полпути к клавише. Ему срочно захотелось кофе.
Он пошёл на кухню и всё за пару минут сделал себе кофе. Но тут ему на глаза попалось блюдце с красным яблоком. Дон взял его, чувствуя, как у него дрожит рука.
В тот пугающий момент умник вспомнил отрывок из Библии, когда дьявол в облике змея внушил Еве соблазн попробовать плод с дерева познания добра и зла. По некоторым сведеньям, этим плодом являлось яблоко. Такое же, как и то, что Дон держал сейчас в руке.
Донни крутил фрукт в руках и размышлял. Чего добивался Раф, сделав столь безрассудный шаг? Что бы это ни было, но теперь его жгучее дыхание на губах Дона не способен был стереть даже самый крепкий кофе. Умник поднёс яблоко к губам: оно было холодное и безжизненное. Совсем другие ощущения.
Тогда Донателло почувствовал настоящую опасность. Но он не мог оттолкнуть Рафа. Его пленили не руки старшего брата, его пленили страсть и желание, горевшие в алых глазах.
Что если бы Раф не остановился? Что если бы Донни не поспешил поскорее уйти?
Кружка в руках умника затряслась, и он, поспешил поставить её на стол, пока не уронил. Потом, сделав глубокий вдох, в один присест выпил весь кофе и вернулся к работе.
Дон старался не думать о Рафе до самого отбоя. С программой он покончил лишь в половину двенадцатого. Уставший, он повалился на диван и уснул.
И всю ночь напролёт ему снилось, что он задыхался в кольцах огромной змеи, которая пыталась дать ему отравленное красное яблоко.
* * *
Полночь. Ровно в то время, когда все три стрелки заняли позицию на цифре двенадцать, Донателло выключил компьютер и сладко потянулся. Ему хотелось принять душ, потом включить телевизор и уснуть под нудный голос диктора.
Подходил к концу пятый день его пребывания в квартире Эйприл. За это время он разобрался с семью программами. Когда приходил курьер, он еле сдерживался, чтобы не выскочить и не сказать всё, что он думает об их компании. И хотя в кодировках стало появляться меньше ошибок, Дон всё равно был недоволен их работой.
Несмотря на кратковременные срывы, ему нравилось работать. Это требовало много усилий, однако за делом он напрочь забывал о Рафе. Для него существовали только цифры «0» и «1» и программа Паскаль. Ну, и ещё чашка кофе. Он так уставал, что в последующие ночи ему вообще не снились никакие сны.
Пятый день Донни провёл не один. Его навестил Майки. Обрадованный Донателло угостил его пиццей и стал расспрашивать, как обстоят дела в логове.
Владелец нунчак сказал, что Сплинтер их совсем загонял. Майки сбежал от отца тайком, а то вообще нельзя было бы выкроить свободной минуты. Однако, сказал по секрету весельчак, в воскресенье учитель обещал дать им выходной, чтобы братья проведали Дона. Без него в логове стало как-то неуютно и скучновато. Все без исключения ждали его возвращения.
Как оказалось, не обошлось без происшествий. Лео случайно разрубил стол, когда он пытался разрубить десяток досок, лежащих на нём. Майки с Рафом играли в PS2, и Рафаэль настолько разозлился из-за проигрыша, что ненароком оборвал провод джойстика. Микеланджело постоянно подкалывал Рафа и, в конце концов, получил свою порцию «щелбанов» и тумаков.
Хохочущий Донни с радостью отметил, что упоминание об их вспыльчивом брате его нисколько не трогали. В плохом смысле этого слова. Ему даже казалось, что, когда он вернётся домой, они обязательно помирятся и забудут тот случай.
- Кстати, мне кажется, что Рафу от тебя что-то нужно, – вдруг сказал Майки, прожевав кусок пиццы.
Дон перестал смеяться и насторожился.
- Что?
- Не знаю. Но на второй день он спросил меня, могу ли я дозвониться до тебя. Но я не мог. Кстати, а почему твой передатчик не работал?
Дон подул на свой кофе, стараясь не смотреть на Майки. Он ещё в первый день отключил свою рацию, чтобы никто не отвлекал его от работы. Но в глубине души он был уверен, что это лишь предлог. На самом деле, он боялся, что ему позвонит Рафаэль.
Получается, что не зря. Зачем Раф хотел поговорить с ним? Извиниться? Или сказать что-то, что могло сбить Дона с толку ещё больше? В любом случае, владелец бо, мягко говоря, сейчас не был настроен на беседу с безрассудным братом, который – это Донни знал точно – всегда добьётся своего, чего бы это ему ни стоило.
Проводив Майки, Дон вернулся к работе. Ему уже не было дело до того, как плохо были составлены программы. Он опять думал о Рафе…

Стоя под душем, Донни чувствовал, как тяжёлые мысли постепенно уходят, и на их место приходит лёгкость и освобождение. Вода смывала все страхи и волнения так же, как молитва очищала провинившегося человека от грехов. Нет, подумал Дон, с ощущением мелких капель, падающих на его тело и снимающих напряжение, ничто не сравнится.
Владелец бо взял полотенце и, вытирая шею, вышел в коридор. Приятная истома после душа давала о себе знать, и Дону сейчас хотелось лечь на диван и отдохнуть.
Но его планы рухнули в тот момент, когда он столкнулся в коридоре с Рафаэлем.
Увидев брата, Донателло вскрикнул и повернулся к нему спиной.
- Какого панциря ты тут делаешь?!
- П… Прости, Донни, я не знал, что ты…
- Неважно, просто отвернись!
- Хорошо, хорошо!
Дон недоверчиво взглянул на Рафа, и оказалось, что тот действительно отвернулся. Облегчённо вздохнув, Дон подошёл к тумбочке, где оставил свои вещи. И только когда он уже оделся, понял, как глупо себя повёл. Раф его с детства видел в том, в чём черепаха родила, так чего же он испугался?
- Дон, ты всё там?
- Д-да, я всё.
Раф повернулся к нему. По его лицу было видно, что он пришёл с мирными целями, но за чем именно?
- Так… Кхм-кхм! – Дон тут же придал себе невозмутимый вид оскорблённой личности. – И что тебе надо?
- А… Ну, я… Понимаешь, у нас кончилась горячая вода, и я бы хотел помыться здесь, если ты не возражаешь.
Майки ничего не говорил про воду, но запах спортзала, который выделял Раф, победил недоверие.
- Конечно.
Раф кивнул и исчез за дверью ванной. А Дон, тем временем, боролся с собой. С одной стороны, ему хотелось как можно поскорей выпроводить Рафа, но с другой, обязанности временного хозяина квартиры требовали от него предложить старшему брату хотя бы чашку чая.
- Раф, чай будешь?
«Хоть бы отказался»
Ответ из-за двери:
- Не откажусь!
Разочарованному Дону пришлось помахать ручкой дивану и телевизору и идти на кухню.

- Э? – удивлённо и в то же время сердито выпучил глаза Раф. – Так вот куда этот мелкий засранец смылся сегодня!
- Всё ещё сердишься на него, потому что он обыграл тебя в PS2? – усмехнулся Дон, наливая гостю чай.
- Да панцирь с ней, с игрой! – отмахнулся Раф, подставив руку под голову. – Он тебе не рассказал, как я ему отомстил за проигрыш?
- Ты имеешь в виду тумаки, которые ему наставил?
- Да нет… Ну, не только это. Просто на тренировке я его так сильно приложил к стене, что он ещё долго не будет хвастаться про свою победу в битве Нексус.
Дон тихо рассмеялся.
- Господи, Раф, ты никогда не отстанешь от Майки, так?
На это Раф фыркнул и откинулся назад на спинку стула, сложив руки за головой.
- А что делать? Если никто не будет ставить его на место, он распустится и со временем уничтожит мир. А никто, кроме меня, не хочет его прищучивать. Сплинтер и Лео слишком мягкие, а ты – слишком добрый.
- И в чём здесь разница между «мягким» и «добрым»?
- Пф… Не придирайся к словам…
Сегодня у Рафаэля было как никогда хорошее настроение. Дону нравилось с ним разговаривать. Всегда нравилось. Конечно, Рафа нельзя было назвать «адекватной» черепахой, но лишь друг с другом они могли беседовать просто и непринуждённо. Дон часто поучал его, но Раф даже не обижался. Для него слово, сказанное умником, было дороже учений сенсея.
Так они проговорили около часа. Потом Донни, знающий от Майки о тяжёлой завтрашней тренировке, погнал Рафа домой, чтобы тот смог хорошенько выспаться. Кроме всего прочего, ночью на улицах Нью-Йорка было небезопасно. Чем раньше владелец саев доберётся до логова, тем лучше.
Ясно выражающий своё недовольство Раф проворчал, но послушно развернулся в сторону окна. Он почти дошёл до него, как вдруг остановился.
- Донни, я…
- Ммм?
Дон был слишком удовлетворён недавней беседой, так что он не сразу понял, что Раф стал серьёзнее.
Сжав руки в кулаки, бывший Всевидящий повернулся к Дону с выражением плохо скрываемого раскаянья на лице.
- Прости меня ещё раз. За то, как я вёл себя весь последний год.
Умник перестал улыбаться. Неприятные воспоминания нахлынули на него ледяной волной. Но Раф стал таким зажатым, что Донни просто не мог больше злиться на него.
- И ты меня, Раф. Я тоже вёл себя довольно грубо. Но ведь теперь всё хорошо, да?
Раф закрыл глаза.
- Да. Теперь всё хорошо.
Его голос прозвучал тихо и без всякого энтузиазма. Дону это совсем не понравилось. Он подошёл поближе к Рафаэлю. Тот открыл глаза и вздрогнул. Выражение его лица было нечитаемым.
«Совсем как в тот раз..,» – против воли подумал Дон.
- Раф, что случилось? В последнее время ты ведёшь себя очень странно. Ты не заболел? Слушай, может, тебе что-нибудь дать?
То ли этот невинный вопрос спровоцировал владельца саев, то ли ещё что, но он внезапно схватил Донни за руки и поднял их на уровень плеч. Дона охватила паника.
- Раф, ты чего?! Пусти!
Он вырывался, отходил назад, но Раф не отпускал его. Более того, своими тщетными попытками сбежать Донни загнал себя в ловушку. Старший брат прижал его к стене и просунул ему колено между ног, слегка приподнимая его.
- Раф…
Но тот словно не слышал его. Раф потёр коленом об его промежность и медленно лизнул шею.
- Рафаэль… – Дон всей своей стойкостью ниндзя пытался не стонать и внушал себе, что ему не приятны эти грубые ласки. – Хватит… Довольно…
Опять ничего. Язык Рафа уже скользнул по подбородку и теперь приближался к губам.
- Я сказал «хватит»!!!
Воздух комнаты пронзил громкий шлепок. Освободивший правую руку Дон влепил домогателю пощёчину. Рафаэль, словно оглушённый, смотрел в сторону широко открытыми глазами. Владелец бо тяжело дышал. Этот редкий, несвойственный Дону порыв гнева выразился не ударом, как стоило бы, а лишь пощёчиной. Но всё-таки, позже решил умник, быть побитым гораздо менее обидно и позорно, чем это.
Постепенно Раф пришёл в себя и посмотрел на Дона. Больше он не делал никаких попыток приставать, но колено так и не убрал.
Дон быстро успокоился, но только внешне. В душе же он был холоден, как лёд. Усмехнувшись, он положил руку на глаза и нервно захихикал.
- Действительно: с каждым годом мы всё больше и больше походим на людей. Вот как прям сейчас. Даже у тебя наступило половое созревание.
- Половое созревание? – с искренним непониманием спросил Раф.
- Да, Раф, да. Если хочешь, я объясню попроще: твой организм растёт, и сейчас тебе очень хочется кого-нибудь трахнуть. Но как же решить эту проблему? Где ты найдёшь девчонку, которая согласится с тобой переспать? Правильно, нигде. Ведь даже дешёвая шлюшка не пойдёт на то, чтобы удовлетворить черепаху-мутанта.
Дон говорил, а от Рафа ни слова. Однако умник мог чувствовать, как брат начинает дрожать. Понятно: начинаем злиться.
- Но ведь есть братья. Можно было выбрать кого-то из них. И этим кем-то оказался именно я. Что ж, Раф, можно было сразу сказать, а не врываться в чужую квартиру под лживым предлогом и начинать соблазнять меня. Мне это не нужно.
Стараясь не смотреть на брата, Донни стащил с себя повязку, затем его руки потянулись к поясу.
- Ведь это естественно, что ты выбрал меня. Я никому ничего не скажу, я просто сделаю, что ты хочешь. Раф, ты всё просчитал, так что можешь получить свой приз…
- Прекрати!
Руки Рафаэля легли поверх рук Дона, когда он уже собирался развязать пояс.
- Мне не хочется этого…
- Тогда уходи.
Раф взглянул на Донни рассеянным взглядом, но младший брат не собирался попадаться на одну удочку дважды… Нет, трижды. Надо было понять, что после того, что сделал Раф в убежище, ему не стоило так доверять.
- Донни…
- Просто уйди, и я сделаю вид, что ничего этого не было, – холодно сказал Дон.
- Донателло…
- Ну?
Владелец саев стиснул зубы и, резко развернувшись, пошёл к окну. Уходя, он даже не обернулся.
А Донни, наполненный отвращением и непониманием, сполз вниз по стене и тихо заплакал. Господи, как же он в этот момент ненавидел Рафа.

* * *
Весь следующий день он корпел лишь над одной программой. И на этот раз были виноваты не разработчики. Дон просто не мог сосредоточиться на работе. Мысли о Рафаэле пронизывали всё его существо.
Он даже Шреддера не мог ненавидеть так же, как родного брата. Брата, который хотел использовать его, как… Как… Нет, может тогда Дон и был достаточно зол, чтобы употреблять такие слова, как «шлюшка», к примеру, но сейчас он не мог. Это было выше его существа. Всех его отрицательных эмоций хватало лишь на голую ненависть.
Всю ночь после того случая Дон не мог уснуть. А в третьем часу он, измученный размышлениями злобой, вскочил и проорал.
- Панцирь тебя, Раф! Ты и твои потомки – будьте вы все прокл…
Но Дон вовремя остановился. Он зажал рукой рот, чтобы продолжение страшной фразы не слетело с его губ. Умник обессилено сел на край дивана и схватился за голову. Ему вспомнился «Фиванский цикл», где из-за подобных проклятий погибло огромное количество народу. И Дон тут же подумал: может, и его в прошлом кто-то сглазил? Иного рационального объяснения он не видел. Это был какой-то рок…
И вдруг в его голове прояснилось. Он встал и подошёл к книжной полке. Где же та книга, которую он когда-то брал у Эйприл? А, вот она…
Открыв первую страницу романа Виктора Гюго, Дон наткнулся на надпись, напечатанную большим шрифтом:
ANAГКН (прим. автора: перевод с греч. «рок»)
Донателло помнил, кто из персонажей этой истории и почему вырезал это слово на стене. Судья Клод Фроло проклял весь род стражника по имени Феб, только за то, что тот положил глаз на цыганку…
Но имеет ли смысл сравнивать сюжет из романа с тем, что сейчас творилось у Дона в голове?
Хорошо. Проанализируем по порядку. Почему Фроло вырезал это слово на стене? Из-за ненависти к Фебу. Почему он ненавидел Феба? Потому что он узнал, что стражник влюбился в Эсмеральду. А почему Фроло было не всё равно, кто был влюблён в Эсмеральду? Вычитаем ревность, и остаётся…

Пауза.
После недолгого молчания, вызванного шоковым состоянием, Дон снова принялся складывать и вычитать. Глупое занятие, но результаты его поражали. Они были одинаковы.
Если убрать лишние действия, то получается такой пример: Фроло вырезал это слово на стене – пропуск – потому что он был влюблён в Эсмеральду…

Умник с громким звуком захлопнул книгу и осел.
Ведь не могло быть такого… Допустим, ситуация и условия несколько иные… Однако Донателло чуть не проклял Рафа только за то, что…
Панцирь старушки Тортиллы!
Нет, это не могло быть правдой! Он не мог! И Раф уж точно не мог!
После часового хождения по комнате, компьютерный гений лёг, наконец, в постель, решив, что больше никогда не будет читать художественную литературу.

Наутро в зеркале Донни мог лицезреть самое жалкое зрелище, какое он когда-либо видел: красные глаза, тёмные круги под ними, покусанные губы… Уж лучше бы он стал безликим Стокманом.
В седьмом часу Дон плюнул на прогу, выпил успокоительное и уснул. И змей из его сна не просто пытался дать ему отравленное яблоко, а он сам вцепился зубами в его шею, и яд тёк по венам Дона, вызывая мучительную агонию. Утром ему не хотелось вставать. Прозанимавшись с бо, он лёг обратно, плевав на работу. Будто бы поддерживая его, Фортуна сделала так, чтобы все компьютеры в лаборатории Эйприл полетели, и курьеру незачем было приходить к квартире Джонсов.
Из всех снов, которые приходят человеку каждый час, лишь самый последний был обычным сновидением с кроликами с деревянными катанами, которые на солнечной поляне сражались с армией маленьких Майки. Но и этого хватило, чтобы более-менее бодро встретить долгожданное воскресенье.
Как и ожидалось, Рафаэль решил продемонстрировать, что и у него есть совесть, и не пришёл с другими братьями. Вдобавок ко всему, Лео и Майки совершенно не знали, что Раф был здесь тремя днями раньше. Так что разбирательства по этому поводу не было. Трое братьев неплохо пообщались, хотя это никак не могло сравниться с дружеской беседой с Рафом, которая оказалась лишь вступлением к той жестокой игре.
Казалось, Донни не было дела до старшего брата, однако когда речь зашла о нём, его ненависть к нему, которая и без того почему-то стала слабее, поколебалась.
- Однажды он пришёл домой в очень ужасном настроении, – рассказывал Лео. – Он не был сердит или разгневан. Мне показалось, что он был… Подавлен, что ли. Мы спросили, в чём дело, но он не ответил. Потом он куда-то пропал.
Мастер бо почувствовал беспокойство неясного для него происхождения. С чего это он так о нём волновался?
- Куда пропал?
- Да не бойся, – вмешался Майки. – За это время он пару раз возвращался в логово, но так, чтобы отец его не поймал. Зачем, не знаю. Может, поесть? Даже если бы мир рухнул, я бы, к примеру, всё равно искал способ перекусить… Ой, Донни, да брось! Он всегда может за себя постоять. Ты же знаешь, как он не любит жалость.
Жалость? Да с чего он будет жалеть этого… Озабоченного?! Он первый начал, так что пусть сам и приползает и молит на коленях прощения. Дон же понимал, что когда-нибудь они должны помириться… Когда-нибудь…
Остаток дня прошёл так себе. Хотя Дон разговаривал и даже один раз спарринговался с Лео – телевизор уцелел лишь чудом – но мысли его были в другом месте. Вместо причитаний, он пытался понять, какие чувства он испытывал к Рафу. Владелец саев не на шутку вывел его из себя, но Дону всё равно было немного, совсем капельку жаль его…
Небо потемнело. Лео решил, что лучше им с Майки вернуться домой, пока не начался дождь. Они пожелали Донни удачи и скорейшего возвращения. Дон помахал им вслед и посмотрел на небо.
«Надеюсь, они успеют. Дождь обещает быть очень сильным».
* * *
Предчувствие Дона не обмануло: погода на улице стояла примерзкая. Сильный ветер, дождь лил, как из ведра, и то и дело появлялись вспышки молний и слышались раскаты грома. Но Дона это мало отвлекало: как от работы над незаконченной программы – компьютеры так и не починили – так и от ставших обыденными размышлений о сорвиголове.
«Возможно я поступил слишком строго… Но ведь Майки прав – Раф может сам о себе позаботиться. И не думал ли он, что я из жалости к нему так просто отдамся? Однако… Если бы он меня тогда не остановил, я бы действительно… А вообще: почему он меня остановил?»
Автор описывает мысли таким образом, однако на деле незаконченная идея в мгновение ока переходила в другую, пока Дон не нажал на клавишу «Сохранить» и мозг не превратился в кашу для мозгошмыгов, вымышленных существ из мира госпожи Роулинг. Затем Дон резко встал, хлопнул по столу и громко сказал сам себе:
- Это не моё дело, где он пропадает и чем занимается! Он не ребёнок, он должен уметь отвечать за свои действия! В конечном счёте, есть Лео! Он лидер, панцирь бы его побрал, а не я, так пусть сам разбирается!
После этого откровенного высказывания умнику сделалось не по себе, что он решил проветриться. Он открыл оконную раму, и внезапный порыв ветра хлестнул его прямо по лицу. В купе с холодным душем в виде дождя эта процедура была самым лучшим отрезвителем для слишком много думающих людей… Ну, или черепах..
Проветрив свою бурлящую мозгошмыгами голову, Дон хотел было закрыть оконную раму, но остановился в оцепенении.
В тёмном проулке под окнами, рядом с кучей картонных коробок сидел Раф. Он сжался в комочек, стараясь защититься от сильного ветра, но прикрыться чем-нибудь от проливного дождя он даже не пытался. Всю злость на него как рукой сняло, стоило Донни лишь взглянуть на него. Привычка помогать всем в беде взяла верх. Он выпрыгнул из окна на крышу чулана – благо, был только третий этаж – и потом приземлился прямо перед Рафом.
- Раф, ты что, совсем крыша поехала?!
На каких-то три секунды владелец саев поднял голову и посмотрел на Дона, затем просто отвёл взгляд. Но этих трёх секунд хватило на то, чтобы понять: зачем бы Раф ни возвращался домой, явно не за тем, чтобы поесть или хотя бы поспать.
Недолго думая, Дон подошёл к нему и силой заставил встать.
- Пошли скорей внутрь! Я что, давно не читал тебе лекцию о воспалении лёгких?!

* * *
Донателло поскорей закрутил кран и понёс таз с горячей водой в гостиную. Раф, дрожа, как осиновый лист, сидел на диване и вытирал голову полотенцем. Слишком медленно, как показалось Дону. Он поставил ноги брата в таз, отобрал полотенце и стал сам вытирать его.
- Вот придурок! Это кто же сидит на холодном тротуаре в такой ливень?! Надо же до такого додуматься! Совсем не соображаешь?! Хотя я давно понял, что нет!
Когда он снял полотенце с головы Рафа, чтобы вытереть плечи, он увидел, как тот ухмыляется.
- Что?
- Странный ты, Донни, вот что?
- Чего? – Дон был сбит столку, но не прекратил вытирать замёрзшие плечи Рафа.
- Когда тебя что-то выводит из себя – а такие вещи в самом деле существуют – ты злишься, но когда ты должен немедленно действовать, ты всегда делаешь то, что нужно, забыв обо всех предрассудках.
Дон на мгновение прервал процедуру, но потом, с менее сердитым взглядом, аккуратно провёл полотенцем по щеке Рафа и сказал с пониженным тоном:
- То, что у тебя проблемы с мозгами и другими частями тела, ещё не значит, что я должен плюнуть на тебя и оставить умирать. Ты же мой брат, в конце концов.
Раф усмехнулся и закрыл глаза. Если его и задело то, что только что сказал Дон, то он хорошо это скрыл. Но умник не сердился на него: на больных не обижаются, а после такого душа владелец саев явно был болен не только на голову.
- Знаешь, Донни, – вдруг сказал Раф. – Если бы у меня были проблемы с этим… Каким-то там твоим созреванием, то я бы трахнул тебя прямо на месте.
Владелец бо честно пытался внушить себе, что у Рафаэля наверняка температура и он бредит. Но он всё-таки накрыл его голову полотенцем, резко дёрнул вниз, встал и ушёл на кухню наливать чай.
- Если ты думаешь, что твой неуклюжий комплемент заставит меня изменить свою точку зрения, то ты глубоко заблуждаешься, Раф! – крикнул он из кухни, наливая ещё не остывший зелёный чай и добавляя в него лекарство. – Думаешь, я стану чувствовать себя виноватым? Что это я заставил тебя сидеть под дождём под своим окном?
- Вот видишь? Признание – это первый шаг к прощению.
Раф наглел с каждой минутой, но Дон, несмотря на то, что он был на грани срыва, просто не мог не улыбаться. Наверное, это потому, что они, наконец, выясняют проблемы напрямую, без всяких утаек и истерик. Пожалуй, стоило продолжить в том же духе.
- То есть, ты хочешь доказать мне, что у тебя были другие причины так себя вести?
- А что, это так важно? – с насмешкой отозвался Раф.
Дон вернулся в гостиную с чашкой чая и дал её Рафу. Тот принял её, наслаждаясь ароматом напитка. Тем временем, умник присел рядом и положил руки на колени.
- Важно. Я могу в любой момент плюнуть на всё это и просто вышвырнуть тебя из квартиры. После того, что ты сделал, я не могу так просто находиться рядом с тобой. Так что от твоего ответа многое зависит.
Раф подул на свой чай и невесело улыбнулся.
- Ты не сможешь этого сделать, Донни, – спокойно ответил Раф, словно какой-то мудрец, повидавший и знающий всё на свете.
- Почему же? – с вызовом спросил владелец бо. – Потому что я, как ты сказал, слишком добрый?
- Именно.
- А ты не думаешь, что я могу просто разозлиться?
- Нет. Как бы ты не был зол на меня или на кого-нибудь ещё из наших братьев, ты никогда никого не бросишь. Если бы это было не так, ты бы даже не подумал о том, чтобы втащить меня внутрь.
Дон начинал потихоньку беситься. И не столько от того, что всё, что брат говорил, было правдой. Он не мог понять, с каких это пор Раф стал таким красноречивым. И эта странная тоска в его глазах… Панцирь, умник готов был отдать все свои научные знания, чтобы только понять, что хотел от него этот импульсивный страдалец.
Но добиться толкового ответа на свой вопрос Донни так не удалось. Раф уже выпил полчашки чая…
Три… Два… Один… Готово! Владелец саев пошатнулся и стал закрывать глаза. Дон еле успел подхватить его, взять у него чашку, поставить её на стол и уложить брата на диван.
Ещё в детстве Донни с удивлением обнаружил, что жаропонижающие лекарства действуют на Рафа, как снотворное. Но Дон никогда не использовал этот факт против Рафа и не рассказывал о нём другим братьям. Сейчас же просто не было выбора – температура Рафаэля росла, поэтому разборки с самого начала стоило оставить на потом. Обычно, «заряда» лекарства хватало часа на три-четыре. Потом Раф проснётся, обматерит Дона и его чай и уснёт уже естественным сном. И чувствовать он должен был себя лучше.
Вымыв чашку, Донни достал из шкафа комплект постельного белья, расстелил его на полу рядом с диваном, разделся, выключил свет и уже готов был лечь спать, как внезапно послышалось сонное бормотание Рафа. Да, подумал Донни, с возрастом Рафаэль сопротивляется лекарству всё больше и больше.
- Донни… Когда я сказал, что будь у меня та половая хрень… И что я бы тебя тогда трахнул… Знаешь, тогда я говорил серьёзно…
После этих слов послышалось сопение. Лекарство сделало своё дело, и Раф уснул.
А Донни, засыпая, со стыдом подумал о том, что осуждая Рафа и его непонятное влечение к умнику, он упустил из виду одну значительную деталь.
Когда дело доходило до сильных чувств, Рафаэль либо говорил о них напрямую, либо пытался донести их до адресата весьма неуклюжим способом.

Первое время ночь проходила спокойно. Донни же проснулся только затем, чтобы пойти в туалет. Сделав свои дела, он пошёл на кухню выпить воды.
И он бы обязательно вернулся обратно в гостиную и проспал всю оставшуюся ночь, если бы кто-то не ударил его по голове…

Из-за того, что вокруг был всё тот же мрак, Донни ещё не успел понять, пришёл он в себя или нет. Однако боль от удара подтверждала, что очнулся.
Проклиная свои навыки ниндзя за то, что после спокойного сна они всегда притупляются, Дон попробовал пошевелиться. Что за… Руки были связаны за спиной. Умник хотел было выругаться – его рот был забит какой-то тряпкой. Возмущённый и не на шутку испугавшийся Дон готов был обещать себе в следующий раз подсыпать в чай Рафа мышьяк, так как он решил, что всё это очередная выходка озабоченного…
- Эй, Гас, по-моему, он очнулся, – послышался мужской голос, явно не принадлежащий Рафу.
Кто-то сдёрнул с его глаз повязку, и Дон увидел перед собой незнакомого полноватого паренька с кроличьими зубами и жрущего чипсы. Когда Дон взглянул на него, на лице юноши расплылась блаженная улыбка идиота.
- Смотри, как он на меня пялится, Стэн!
Дон посмотрел, кто стоял за спиной толстяка, и попытался угадать, кто из тех… Раз, два, три… Восемнадцати парней был Стэном. Возможно, кто-то из тех четверых, кто стоял в десяти шагах от него и пялился на него, как на какой-то экспонат. Остальные были разбросаны кто-где, и, казалось, не проявляли ни малейшего интереса к своему пленнику.
Среди выше упомянутых четверых были очкарик – Донни, бывало, тоже надевал очки, но проявлять уважения к своим похитителям он не собирался – парень в шапке с прорезями, худющий юноша с чересчур длинной чёлкой и – сердце ухнуло вниз – тот самый курьер, что приносил ему программы. Как оказалось позже, именно он был Стэном.
- Да, он нечто! – сказал очкарик, осмелившись подойти ближе. – Я знал, что мутанты существуют.
Приблизившись к Дону, он ткнул пальцем ему в плечо и счастливо захихикал.
- Стэн, ты уверен, что он разумный? – с любопытством спросил длинноволосый.
- Абсолютно, – кивнул курьер, и по его тону Дон понял, что он тут был главным. – Пока мы сбывали программы, я подсовывал этой О’Нил наши старые эксперименты с Паскалем. Конечно, они были не ахти, но эта черепаха сделала из них стоящие товары. Я сам видел, как он печатал на компьютере.
Несмотря на опасную ситуацию, Дону было стыдно всё это выслушивать. Из-за того, что он постоянно думал о Рафе, некоторые программы он исправлял чисто на интуитивно-техническом уровне, даже не интересуясь, для чего вообще нужны были эти программы. Получается, эта шпана воровала программы, а ему подсовывала одно дерьмо, которые он превращал в новые приобретения для их бизнеса? Панцирь, да его просто использовали!
- Почему же мы так долго ждали? Это же ценный образец! Почему мы не украли его раньше?
За Стэна ответил парень в шапке.
- Мы с ребятами пытались его выкрасть, но по улицам постоянно кто-то ходил, вынюхивал что-то, и я не решался рисковать. Сегодня никого не было, поэтому нам удалось его взять.
- Вы хорошо поработали, Джо, – самодовольно улыбнулся Стэн. – Получить настоящего живого мутанта… Сколько же возможностей мы приобрели!
Мастера бо уже начинало раздражать, что с ним ведут себя, как на шоу уродов или в зоопарке. К счастью, ноги не были связаны. Пока пацаны ржали, он изловчился, вскочил на ноги и побежал в сторону выхода.
- Он убегает!
Главное было выбежать с душного склада, а там Дон как-нибудь…
Но тут его ноги что-то обхватило, и умник рухнул на пол, больно ударившись грудной пластиной.
- Отлично, Тэд!
- Хех! А ребята в школе ещё смеялись, когда я ходил на кунг-фу.
Перекатившись на бок, Донни хотел откашляться – всё-таки сильный был удар – но не смог из-за кляпа. Тогда он посмотрел на ноги, чтобы понять, что произошло. Оказалось, его свалила верёвка, к концам которой были привязаны два камня.
Теперь он был полностью беззащитен.
- Тэд, Джо, поднимите его.
Длинноволосый и парень в шапке подхватили его подмышки и отбросили к стене. Больно ударившись, Донни согнулся, но очкарик схватил его за макушку, заставил поднять голову и посмотреть прямо на него. Из его рта текли слюни.
- Что мы будем делать с ним, Стэн? – поинтересовался Джо, заходя с другого боку и присаживаясь рядом. – Продадим?
- Нет, – хищно улыбнулся очкарик и провёл пальцем по шее Дона. – Я отрежу от него кусок и извлеку информацию о его ДНК. Потом буду ставить эксперименты. Я как раз что-то нахимичил утром, хочу понять, как оно работает.
Дон, был, мягко говоря, в панике. Его не устраивала идея о продаже, но планы побыть подопытной крысой – да простит его Сплинтер – в руках какого-то психопата, который, судя по всему, мыслил в науке не больше, чем первоклассник в теореме Пифагора, не устраивали ещё больше. Нужно было что-то предпринять, но что? Он был совершенно один, безоружен… Да что там – абсолютно голый! А вокруг куча парней, и в руках каждого бита или нож. А в маленьком радиусе от него находилась группа психопатов, которая решала его судьбу. Панцирь, стоило тренироваться чаще, чтобы не влипать в подобные ситуации!
- Постойте! – сказал Стэн, раздражённо глядя на мутанта. – Он вёл себя плохо. Очень плохо. Сайман, проверь-ка его реакцию.
Прежде чем Дон понял, о чём идёт речь, рука очкарика скользнула между крепко прижатых друг к другу бёдер черепахи и коснулся его входа. Донни вздрогнул и зажмурился.
- Ух ты! – захихикал очкарик, продолжая поглаживать бёдра. - Реакция прямо как у той шлюшки, что мы поймали неделю назад, помнишь?
Стэн недобро улыбнулся.
- Зубы у него тупые, да и мозги на месте. Так что есть смысл заставить его уважать нас…
«Мля, вот везёт мне на сексуально озабоченных, – невесело подумал Дон, сжимая кляп во рту. – Да ещё на тех, кого возбуждают черепахи-мутанты».
- Думаю, минета для начала хватит.
«Минета?!»
Дон было дёрнулся в сторону, отталкивая плечом шапочника, но тот извлёк из кармана нож и поднёс его к горлу черепахи. Холодная сталь обожгла умнику кожу, и он угомонился. Сердце, казалось, подскочило и замерло от ужаса.
- Знаешь, Стэн? Он хоть и умный, а всё же невоспитанный.
Джо убрал нож, но только для того, чтобы ударить мутанта прямо в лицо. От боли Дон потерял ориентацию в пространстве, но отойти ему не дали. Его тут же схватили за макушку и снова поднесли к горлу нож. Дон почувствовал, как сквозь мокрую ткань по подбородку течёт что-то горячее и металлическое на вкус.
Стэн удовлетворённо улыбнулся.
- Так-то лучше. А теперь продолжим.
- Постой, Стэн, я достану камеру, – весело отозвался лохматый.
Дыхание участилось, сердце забилось с бешенной скоростью. Бежать было некуда. Всё, что ему оставалось, это унижаться перед этой шпаной.
Лидер шайки подошёл к нему, расстёгивая на ходу ширинку. Донни зажмурился. Он будет сопротивляться столько, сколько получится. Главное – потянуть время, может, случится чудо, на которое надежды было очень мало.
«Спасите… Кто-нибудь…»
Лезвие ножа впилось в кожу ещё сильнее…
«Помогите…»
Пальцы скользили по бёдрам…
«Ра…»
- Что за..!
Послышался звук удара и болезненный вскрик. Напуганный Донни так и оставался зажмуренным. А шумиха вокруг продолжалась, и, судя по всему, кто бы ни колотил этих парней, он делал это с большим успехом.
Внезапно державший его Джо резко дёрнул его за голову наверх, продолжая прижимать к его горлу холодное лезвие.
- Н-не подходи! Иначе я…
Но закончить свою реплику парню не удалось. Чужая рука схватилась за лезвие, а затем последовал весьма болезненный крик. Что бы ни произошло, шапочник больше не держал его. Оставшись без опоры, Дон чуть не упал, но его бережно подхватили до боли знакомые руки, которые ещё недавно внушали умнику страх.
- Донни, ты цел?
Услышав знакомый голос, Донателло открыл глаза.
Боже, он и не думал, что будет так рад увидеть Рафаэля.

Сильные руки прижимали Дона к груди брата. Меньше недели назад умник боялся оказаться рядом с Рафом, касаться его, а объятья сорвиголовы казались ему чем-то опасным, но теперь Донни, даже если бы мог, ни за что не согласился бы отойти от Рафа даже на шаг.
- Донни, не пугай меня! Ты в порядке?
Не имея возможности ответить, Дон коротко кивнул и хотел было как-нибудь намекнуть на то, чтобы Раф вытащил эту дрянь из его рта, но в следующую же секунду осознал, что у них были проблемы посерьёзнее…
Их обступила остальная часть шайки, а их лидер Стэн, державшийся за раненное плечо, гневно смотрел на Рафа.
- Кто ты? И как ты нас нашёл?
Владелец саев ответил ему не менее «добродушным» взглядом и кивнул на толстяка, распластанного по земле.
- К вам меня привёл этот «Ганс», а точнее, его «хлебные крошки» от чипсов. В следующий раз советую оставить его дома. Хотя знаете…
Раф, не спуская глаз с толпы, аккуратно прислонил брата к стене.
- Не думаю, что «следующий раз» для вас вообще будет.
Дон с трепетом смотрел на Рафаэля. Взгляд бывшего борца за справедливость внушал ужас, а его улыбка будто бы говорила: «твои дни сочтены». Как же эти заботливые руки и это грозное выражение лица могли сочетаться в одном единственном чел… Простите, черепахе?
Из размышлений, которые в данный момент были явно не к месту, Дона вывело нежное прикосновение пальцев к его щеке.
- Подожди меня здесь, Донни. Не бойся – никто больше тебя не тронет.
Только сейчас Дон заметил, что правая рука Рафа была в крови и вспомнил, как тот убрал нож от его горла. Довольно незначительное ранение, однако это заставило умника забыть о себе и тревожиться за Рафа.
Бросив напоследок успокаивающую улыбку, Раф поднял с пола саи и повернулся лицом к шайке. Не прошло и секунду, как обе стороны вступили в бой.

Несмотря на то, что против довольно опытного ниндзя выступили менее опытные подростки, не стоило исключать их численное превосходство. Их оказалось гораздо больше, чем думал Дон. Сердце делало кувырок каждый раз, когда на Рафа набрасывался очередной бандит с ножом, и на мгновение замерло от испуга, когда лезвие пролетело в дюйме от лица владельца саев. Но Раф не боялся. Не делал скидку ребятам за то, что те были намного слабее его. Он не просто наслаждался дракой, он вкладывал в свои удары всё, что он чувствовал, касательно похищения младшего брата. Одна только яростная ухмылка вынудила двух-трёх менее мускулистых парней сложить оружие.
Это была не просто драка. Это был настоящий танец дьявола. Остальные были так, декорации. В очередной раз действия Рафа завораживали Дона, но он больше не боялся. Это было какое-то другое чувство, необъяснимое… Возможно, это была просто страсть, которую приукрашала тревога из-за кровоточащей раны на ладони.
Последний бандит пал. Отдышавшись, Раф убрал своё оружие и повернулся к Дону. Тревога выступившая на его лице, могла говорить о многом: то ли он волновался за владельца бо, то ли боялся, что то, каким он был в драке, могло напугать его, то ли всё сразу. Не мешкая, он подбежал к Донни и, вытащив кляп изо рта, принялся развязывать руки.
- Донни, скажи, ты в порядке?
- Кха… Раф…
- Эти ублюдки… Они сделали что-то с тобой?
- Раф…
- Клянусь, если они причинили тебе вред, я…
- Рафаэль, панцирем тебя по голове!
Раф вздрогнул и остановился, изумлённо глядя на брата. Руки Дона были уже свободны, но оставались ещё ноги. Умник положил руку на плечо Рафа и сказал:
- Успокойся. Мы должны скорее попасть домой и обработать твою рану.
Рафаэль хмыкнул и хотел что-то сказать, но Донни коснулся пальцем его губ.
- И даже не думай возражать.
Когда черепахи покончили с верёвкой на ногах, Дон медленно встал. Потрясение после похищения исчезло ещё тогда, когда он увидел ладонь Рафа, но ушибы давали о себе знать, так что владелец саев позволил ему опереться на его руку.
- Ты их убил?
Носитель красной повязки фыркнул.
- Нет. Хотя некоторым из них придётся несладко, если их не доставить в больницу как можно скорее.
Дон едва заметно улыбнулся и спросил:
- Раф, ты видел какой-нибудь автомат, пока сюда шёл?
- Эээээ… Да, вроде какая-то будка стояла. А что?
- Просто хочу позвонить, куда нужно…

- Говорю вам! Две большие черепахи мутанты!
- Да, да, я понял… Луиз, проверь-ка те ящики! Кажется, эти ребята ещё и наркотой баловались!

Братья успели убраться со склада до того, как туда нагрянула полиция. Наверняка, завтра заведут дело относительно краж дисков компании, а значит, никаких программ присылать не будут. Оставалось только надеяться, что полиция не нагрянет в квартиру О’Нил с допросом.
Но всё это будет завтра. А сейчас…

- Панцирь!
- Не дёргайся!
- Да как тут не дёргаться?! Щиплет же!
- Пощиплет и перестанет. Думать надо, прежде чем хвататься за лезвие.
Дон стремился обработать рану Рафа сразу же, но тот настоял, чтобы Донни проверил вначале свои болячки. Ушибы, синяки… Ну, Дон наклеил пластырь на щеку, куда его ударил шапочник, да левое бедро перевязал, и этим всё ограничилось. Остальное должно было само пройти.
Сейчас они оба сидели на диване, пока умник аккуратно наносил повязку на ладонь Рафа. Тот заворожено наблюдал за этим действием и молчал. Первым нарушил тишину Дон, улыбаясь.
- Я горжусь тобой, Раф. Ну, за то, что ты оставил их в живых. Они хоть и были бандитами, но всё же это были лишь дети.
Казалось, Рафа не очень впечатлила похвала, но его выдал лёгкий румянец на его щеках.
- Эта шпана хотела сделать с тобой что-то ужасное, а ты волнуешься о том, как бы с ними всё было хорошо. Если бы не это, я бы порезал их на кусочки.
Донни издал лёгкий смешок, не отвлекаясь от своего занятия. Сказанное Рафом было приятным.
- В этом плане, чем же ты был лучше их?
Владелец саев не отвечал, и Дон подумал, не переборщил ли он? Раф спас его, а он ещё напомнил ему об этом. Он поднял голову, но ему на плечо легла рука брата. Старший выглядел как никогда серьёзным.
- Я бы ни за что не зашёл так далеко, если бы это причинило тебе боль.
В ответ Дон невесело вздохнул, закончил перевязку и отложил бинт на стол.
- Однако, Раф, ты ПРИЧИНИЛ мне боль. И, наверное, даже большую, чем могли бы причинить эти ребята.
Неловкая пауза. Дон изучал пальцы на своих ногах. Болячки ныли, глаза слипались, он хотел поскорее закончить разговор, но его предрассудки опять принесли им обоим новые проблемы. Блин, когда он уже научится держать язык за зубами, когда это необходимо?
Промычав что-то нечленораздельное, Раф хлопнул по коленкам, встал и щёлкнул выключателем.
- Раф?
Дон не мог поверить, что брат так просто бросит разговор и уляжется спать, однако дальше Рафаэль удивил его ещё больше, когда он внезапно подхватил Дона, уложил его на диван и лёг поверх него. Шокированный такой выходкой умник пытался вырваться из крепких объятий Рафа:
- Какого панциря, Раф?! Пусти!
- Да не дёргайся ты, я тебя трахать не собираюсь!
Словно по команде, Дон неожиданно для себя успокоился – Раф же не стал бы врать. Прекратив ворочаться, старший накрыл их обоих одеялом и положил голову на грудную пластину младшего.
- Вот так. Теперь, если тебя кто-нибудь захочет снова похитить, ему придётся пройти через меня. Спокойной ночи, братец.

* * *
Дону не спалось. Виной этому могло быть либо потрясение после ночного похищения, либо болячки, либо обдумывания насчёт того, как он обо всём расскажет Эйприл, либо сопящий брат, который в данный момент спал на его грудной пластине и который до этого трижды прозрачно намекал на секс, причём в двух случаях из них он явно пытался его соблазнить. Может быть, и всё вместе. Но больше акцента, пожалуй, было именно на Рафе.
Смотря на безмятежно спящего Рафаэля, Донни пытался понять, что он чувствовал теперь по отношению к владельцу саев. Ненавидеть его он теперь не мог – после того, что он сделал сегодня – но и дать ему то, что он хочет, Дон не спешил. Донателло был умной и относительно взрослой черепахой, а не безрассудной школьницей, которая сразу бы влюбилась в первого, кто спасёт ей жизнь. И хотя отношение к Рафу стало теплее, Дон старался сохранять дистанцию между ними. Если не физически, то хотя бы духовно и эмоционально… Ну и что, что сейчас они делят одну постель! Трахаться с Рафом в знак благодарности он тоже не собирался! Хотя, судя по всему, владелец саев тоже был против насильственного секса…
Размышляя об этом, краснеющий Дон стал ловить себя на том, что если бы не все эти предубеждения – и, конечно, не усталость – он был бы не против отдаться Рафу на одну ночь. Однако мешала ему не только гордость, но и страх. Из источников, которые Донни пожелал оставить в тайне, он знал, что подобные… Ммм… Акты могут повлиять на психику. Умник растолковал это по-своему: может случиться то, что после одной только ночи он беспамятно влюбится в Рафа, а тот, вдоволь наигравшись с ним, бросит его. Донни знал, что ему будет очень больно. Он боялся боли, поэтому он боялся доверить свои сокровенные чувства кому-либо. То же самое было с Эйприл и Джаной. В самом начале Дону они обе понравились, но в итоге одна полюбила другого, а вторая просто улетела. Конечно, сердце не было разбито, так как Дон ещё не успел влюбиться в них по-настоящему, но неприятный осадок остался.
Поэтому умник боялся совершить ту же ошибку…
- Донни?
Сонный голос Рафа заставил Донателло вздрогнуть. Владелец саев смотрел на него глазами, выражающими сонливость, постепенно переходящую в беспокойство.
- Почему ты не спишь? Болит что-то?
Да. Сердце болело. Когда Раф проявлял такую заботу к Дону, мастер бо просто не знал, куда деваться. Позицию обиженной, но в то же время смягчившейся стороны удерживать становилось труднее. Может, он родился под созвездием огненного знака, так как умел быстро остывать?
- Всё хорошо, Раф. Я просто задумался.
- О чём?
Столь невинный вопрос, однако Дона он смутил. Лунный свет едва освещал лица двух черепах, так что Донателло не зря надеялся, что ночная мгла скроет удручённое выражение его лица.
- Так, о своём…
Рафаэль уже должен был понять, что это был один из тех случаев, когда умнику не хотелось делиться своими мыслями с другими. Но тот и не думал отставать.
- Донни, я хочу услышать.
- Тут нечего сказать, Раф.
- Почему?
- Ну… Просто нечего, вот и всё…
- Донни, почему ты мне не доверяешь?
- А с чего мне тебе верить?! – внезапно взорвался Дон, слегка приподнимаясь на локтях. – Спасибо, конечно, что ты спас меня и всё такое, но, панцирь, этим ты добился лишь того, чтобы я перестал тебя презирать! Но тебе придётся ещё попотеть, чтобы заслужить моё доверие! Кто знает, может, ты специально подкупил ту шпану, чтобы она меня похитила, и там ты просто слишком сильно…
Дон внезапно остановился и похолодел от ужаса. Он уже понял, что сказал слишком много. Он неуверенно взглянул на Рафа… Широко распахнутые от удивления глаза, потом смущённый и непонимающий взгляд в сторону. Но Боже, он опять казался таким же замкнутым и несчастным, как когда-то. Наверное, он подцепил какую-то заразу от любящего всех несчастных созданий Майки.
Но что больше шокировало Донни, так это осознание того, что они с Рафом будто бы поменялись личностями! Дон стал более агрессивным и неприступным, а Раф – замкнутым и терпеливым. Что же сделало их такими?
- Бога ради, Раф… Прости меня, я… Раф, что ты…?!
Неожиданно и без того обескураженный владелец саев приподнялся на локтях, немного придвинулся вперёд и уткнулся носом в плечо умника. Дон испугался, решив, что тот собирался плакать.
- Что случилось?
- Ничего, но если бы я не сделал этого, я бы сорвался.
- А?
- Я достаточно долго кричал на тебя в течение этого года, и не хочу, чтобы моя импульсивность принесла вреда нам обоим. Даже сейчас я хочу кричать, ломать всё вокруг и метаться по комнате, но я просто не могу… Тогда ты меня точно прогонишь и снова станешь игнорировать… Знаешь, может, в глубине души, я хотел, чтобы ты меня ненавидел. Ненавидел, но не избегал. Думай что хочешь, презирай меня, но только глядя в глаза, а не поворачиваясь спиной… Чёрт!
Всё это Раф говорил со свойственной ему интонацией: прямолинейный, решительный и добивающийся своего. И только сейчас Донателло увидел всю силу сказанных слов и всю беспомощность старшего брата. Дон почувствовал себя просто чудовищем.
- Раф, прошу, не надо… Не говори этого…
- Донни? – Раф резко вскочил и взял лицо умника в руки. – Донни, что с тобой?
В отличие от старшего брата, Дон не стал скрывать нахлынувшие эмоции. Владелец бо не знал, почему он плакал и что двигало им: сочувствие Рафу или ненависть к себе.
Он с самого начала знал, что для него было два пути: либо злость, либо слёзы. Он выбрал первое, потому что второе выдало бы его слабость. Он не собирался причинять боль брату, он лишь хотел защититься от его влияния. И вот что получилось.
И всё же такое простое слово, как «прости», никак не могло слететь с губ юного ниндзя. Вместо этого Дон сказал то, чего Раф никак не мог ожидать:
- Возьми меня.
- Что?
- Раф, прошу, возьми меня. Ты ведь хочешь меня, да?
Глаза Донни были прикрыты ладонями, поэтому он не мог видеть даже бледные очертания лица Рафаэля.
- Хочу. Но не для того, чтобы заняться просто сексом. Я хочу любви, Дон. Но ты меня не хочешь. И этого достаточно. Я не хочу лишний раз доставить тебе неудобства.
Вдруг Дон схватил Рафа за плечи и перевернул его. Как и следовало ожидать, они оба свалились с дивана, запутавшись в тонком одеяле. Младший брат навис над старшим, а тот смотрел на него испуганным взглядом.
- Если ты не возьмёшь меня, то я возьму тебя! Если дело лишь в неудобстве, то ничего. Раф, я хочу попробовать. Должны же мы продвинуться хоть на шаг, верно?
И больше ни слова. Дон испытующе смотрел на владельца саев, понимая, что в его голосе больше не было той прежней уверенности. Более того, сделав столь неожиданное заявление, он почувствовал, что его щёки пылают, а руки неуверенно дрожат.
Раф оглядел Донни полностью и хмыкнул. Теперь и старший брат выглядел таким же, как и всегда.
- Я вовсе не против, – и положил руки ему на талию – вернее, туда, где бы она могла быть.
Дон на мгновение задержал дыхание, а сердце взволнованно подскочило. Это была чистой воды паника. Умник знал о половом созревании, но опыта в таких делах не имел. А назад пути уже не было. Разница между «верхом» и «низом» заключалась в том, что один рисковал сделать больно другому. Раф согласился на это только потому, что знал, что в данном случае Дон испытывать боль не будет. Теперь его и когтями Шреддера нельзя было оттащить.
Владелец саев, судя по всему, чувствовал неуверенность Донателло, и, улыбнувшись, сказал:
- Не бойся.
Вот уж странно. В конце концов, это Дон должен был его успокаивать, а не наоборот.
Что ж… Стоило пока начать с поцелуя…
С бешенным сердцебиением Донни наклонился к Рафу, облокотился о пол и неуверенно коснулся его губ своими. Бывший Всевидящий не медлил. Аккуратно положив одну руку на затылок брата, он углубил поцелуй. Это было просто фантастически! Никогда ещё носитель фиолетовой повязки не испытывал столь невероятных ощущений! По неведомым причинам, Раф на вкус был как ваниль с шоколадом, которую хотелось вобрать в себя полностью и проглотить без остатка. Дон даже понять не мог, кто кого направлял. Их языки ласкали друг друга, перебираясь на дёсны и нёба.
Когда воздуха стало катастрофические не хватать, братья прервали свой поцелуй. И только сейчас Донни почувствовал, что его лицо было не просто красным. Оно горело. Это был один чёртов поцелуй, а Дону было уже, мягко говоря, неловко. Более того, Рафу было явно мало одного поцелуя. Он откинул голову назад, словно подсказывая умнику, куда идти дальше. Дон неуверенно прикоснулся губами к шее, потом к ключице, добиваясь тихих стонов от Рафаэля. Владелец бо быстро стал осознавать, в чём заключалась вся загвоздка. Поскольку Донателло специализировался на «точечных» атаках, он должен был знать о чувствительных участках тела врага. Конечно, Сплинтер не углублялся в такие подробности, когда обучал его, но стоило попробовать применить свои знания на практике.
Проведя пальцами по бокам Рафа, Дон спустился ещё ниже. Кратковременные вскрики заставляли Донни трепетать и продолжать. Несмотря на постепенно отключавшееся сознание, руки продолжали работать – уже очень хорошо их натренировали. Пока владелец бо целовал Рафа, пальцы стали гладить ему между ног. Реакция была незамедлительная. Из-под пластин появился член брата. От такого зрелища Дон сам возбудился.
- Донни… П-прошу, не останавливайся…
Ласки Дона и до этого были неуверенными, но теперь он боялся. Они заходили так далеко, как умник не мог себе представить. Но Раф… Рафи выглядел таким сексуальным и таким беспомощным, что Дон хотел доставить ему максимальное удовольствие. Он сначала просто стал поглаживать по стволу, периодически массируя головку. Владелец саев извивался под ним, пока Дон покрывал тело брата короткими поцелуями. Раф вцепился в одеяло, лежавшее под его головой и ворочался, приподнимая бёдра.
- Ещё… Хочу ещё…
Честно, в теории Дон не знал, что так можно делать… Но интуиция – и желание – подсказали ему наклониться и лизнуть головку. Потом ради эксперимента он провёл кончиком языка по стволу брата. Затем, массируя основание, он медленно вобрал член Рафа полностью.
Было нелегко. Челюсть, в которую несколько часов назад ударил похититель, неприятно заныла. Однако Дон не остановился, и стал водить туда-сюда головой, надеясь, что делает правильно. Его щёки пылали, но он понимал, что останавливаться было уже поздно.
Рафаэль не собирался сдерживаться. Его стоны и обрывки бессмысленных фраз, типа «о да» или «ещё», воздействовали на Дона одурманивающе. Владелец саев положил руку на его голову, тем самым помогая ему и себе. Его член сочился, и Донни стал беззастенчиво дрочить себе. Постепенно они перешли на один ритм, ускоряясь. Крики Рафа были всё откровеннее, Дон мычал, не имея возможности стонать так же громко.
- Донни, я…
Дон сначала не понял, но вдруг ему в горло что-то брызнуло. Умник отстранился, и беловатая жидкость попала ему на лицо. Почти сразу после этого он сам кончил на одеяло.
Теперь лицо его было вымазано в сперме Рафа. Это было гадко, но в то же время возбуждало. Владелец саев улыбался от полученного удовольствия. Он взял лицо Донни, приблизил к себе и слизал остатки своей работы.
- Ты такой милый. Спасибо тебе.
А Дон смотрел на Рафа, и его терзали сомнения. Сейчас старший брат был в его власти, но причинять ему боль не хотелось. Однако Донни чувствовал, что владелец саев, пока вылизывал его лицо, снова стал возбуждаться. Донателло уже было хватит. Его тело молило об отдыхе, но Рафаэль ещё не удовлетворил свою прихоть. Тогда возникло чисто научное желание испытать его.
Дон вздрогнул от своих мыслей, что не укрылось от Рафа.
- Донни, всё хорошо? Может, закончим?
- Нет, Раф, – умник говорил всё так же неуверенно, но он постарался улыбнуться. – Мне тоже понравилось, и я хочу продолжить.
И он поцеловал Рафа. Его губы хозяйничали на его губах, подбородку, шее, пока Дон пересаживался повыше и навис над стоявшим членом брата.
- Стой, Дон! – владелец саев схватил младшего за бёдра, останавливая его. – Ты же хотел быть сверху!
- Так я и буду сверху!
- Это же твой первый раз!
- И твой тоже!
- Я не хочу, чтобы тебе было больно!
- Раф, прошу… Рано или поздно это должно случится. Пусть лучше сейчас…
«Если ты меня бросишь после этого, будет больнее», – про себя подумал Дон, не решившись сказать это вслух.
Лицо Рафаэля смягчилось, стоило ему взглянуть на Дона. Он видел, что умник боялся, но так же они оба знали, что если не попробуют сейчас, то позже никто из них, скорей всего, не решится двинуться вперёд. А после всегда будут жалеть об этом.
- Хорошо, Донни. Только аккуратно, ладно?
Дон коротко кивнул. Его руки предательски немели, но он заставил себя опускаться вниз. Он старался не смотреть на орган брата, потому что он начинал казаться ему слишком большим. Он уже намазал дырочку своей спермой, чтобы не было так больно. Головка упёрлась в проход, и Донни, утешаемый поглаживаниями по руке Рафа, принялся насаживать себя на твёрдый ствол. Сначала всё было хорошо, но когда головка оказалась внутри и умник продолжил, он ощутил дикий дискомфорт, перераставший в боль. Чтобы было не так страшно, он постоянно смотрел на Рафа. Владелец саев хотел было сказать, чтобы Донни прекратил, но тот отрицательно покачал головой. К счастью, мастер бо привыкал быстро. В конце концов, член оказался полностью внутри него. Ощущения перекрывались болью.
- Малыш, ты как? – Раф был не на шутку напуган.
Сделав несколько вдохов и выдохов, Донателло постарался успокоиться и улыбнулся сквозь слёзы.
- Ты назвал меня «малышом»? А как же «умник» или «компьютерный чудик»? Кстати, ты что-то давно меня так не называл…
«Компьютерный чудик» с облегчением отметил, что в расслабленном состоянии боль постепенно уменьшалась. Раф успокаивался и даже улыбнулся в ответ.
- Так… Эээ… И что мне дальше делать? – рассеянно поинтересовался Дон. Он реально понятия не имел, как двигаться.
- Дон, если ты позволишь..?
Умник неуверенно посмотрел на Рафа и кивнул. Он мог доверять ему. Он мог…
- Хорошо.
Тогда владелец саев приподнялся и, целуя его, осторожно положил его на спину, а сам навис над ним. Руки старшего подхватили его ноги, и Раф поудобнее расположился между ними.
- Я начну? – сладко шепнул ему бывший страж порядка.
- Да.
Получив разрешение, Раф стал двигаться в нём. Донни застонал, вцепившись в плечи брата, от ощущения движения внутри него. Боль исчезала, зато приходило наслаждение. Продолжая двигаться, Раф провёл мокрую дорожку языком от ключицы, по шее и подбородку. Затем стал слизывать кончиком языка капельки слёз. Дон продолжал держаться за Рафа и вскоре принялся отвечать ему, двигая навстречу бёдрами.
- Ах… Донни… ты такой горячий… ммм… как же я хотел этого… хммм… Донни…
Дон сходил с ума от того, с какой страстью этот непробиваемый ниндзя произносил его имя, от жара Рафа, от его стонов, наполненных удовольствием. Донателло вскрикивал с каждым толчком, выкрикивая имя брата. С Рафаэлем пропали страх и тревоги. В его объятиях он чувствовал себя защищённым.
- Рафиии…
Дон кончил раньше Рафа. Горячая сперма ударила умнику внутрь. Раф упал рядом, а Донни, полностью обессилевши, уснул прямо на полу…


@темы: TMNT, yaoi, фанфики

URL
Комментарии
2011-06-05 в 20:44 

Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
* * *
Разбудил Дона телефонный звонок. Тело не желало слушаться, поэтому умник не сразу потянулся за лежавшим рядом телефоном.
- Да? – промямлил Донателло.
- Донни! – послышался весёлый, но в то же время взволнованный голос Эйприл. – Привет, как ты там?
- А, привет Эйприл. Всё хорошо, а вы как?
Как мы уже выяснили раньше, Дон плохо соображал спросонья, да ещё сейчас он не мог понять, что это за непонятный дискомфорт внизу хвоста…
- Мы-то в порядке… Слушай, тут в новостях трезвонят, что сын одного влиятельного бизнесмена с группой подростков крали разработки нашей компании. Говорят, этот парень работал курьером… Ты ничего об этом не знаешь?
- А? Какой курьер? Так, стоп…
Внезапно на Дона ледяной волной нахлынули воспоминания о прошедшей ночи. Всё, начиная с похищения и заканчивая …
В горле пересохло, а сердце сжалось. Вспомнив всё, первое, о чём подумал Дон, было: где тогда Раф?
- Донни?
В квартире ни звука. И Донни не чувствовал присутствие Рафа. Он был один, лежал на диване, укрытый одеялом. Рядом стоял стакан воды… А Рафаэля не было…
- Донни, всё хорошо?
Голос Эйприл возвращал к нему часть рассудка, и он заговорил нарочито спокойным голосом, хотя его всего трясло.
- Прости, Эйп, задумался. Слушай, тут такое дело…
И он рассказал девушке обо всём, что узнал на складе… Дон только не упомянул, что был заложником, однако девушка и не думала расспрашивать о подробностях.
- Хорошо, Дон. Жди нас, мы вернёмся через два дня. На звонки не отвечай и…
- Знаю, Эйприл. Всё будет хорошо. Я просто подожду здесь и не буду делать глупостей. Если же кто-то начнёт сюда ломиться, я уйду.
Попрощавшись с девушкой, Донни потянулся за стаканом воды и полностью осушил его. Затем он встал и осмотрелся.
Судя по всему, Раф переложил его на диван и, может быть, улёгся рядом с ним. Или сразу ушёл? Дон хотел искренне надеяться, что у брата были серьёзные причины покинуть его. Он не мог поверить в то, что Раф…
Умник тут же помотал головой, отбросив дурные мысли прочь. Для начала хотелось вымыться. Следы бурной ночной деятельности до сих пор остались на его грудной пластине и бёдрах.

Встав под горячие струи воды, Дон с краской на щеках вспоминал прошлую ночь. Это действительно случилось – они с Рафом переспали. Причём Донателло сам на этом настаивал. И самое главное, не считая неприятных ощущений под хвостом, владельцу бо очень понравилось. Стыдно признавать, но это так.
Однако предпочтительней было бы, если бы после всего этого Раф встретил утро вместе с ним.
«Прошу, вернись…», – безмолвно молил Дон.

После душа, лёгкого завтрака и уборки места активной деятельности братьев Донателло не знал, чем себя занять помимо того, чтобы плюнуть на указания Эйприл и пойти обшаривать город в поисках Рафаэля. Работы больше не было, домой было нельзя… Потренироваться?...

После нескольких упражнений с бо Дон снова пал в уныние. Ему было скучно и грустно. Случилось то, чего он так сильно боялся: сначала надежда на взаимную любовь, а в итоге – пустота и холод.
Чем он заслужил это?
Дон помотал головой и резко вскочил с дивана. Нужно было срочно чем-то себя занять… Может, книжку почитает..? Но только не Гюго! Умник отрыл на полке книгу Харуки Мураками, лёг на диван и начал читать…
Уже через пять минут Донни отбросил книгу в сторону. Ему было… Ммм… Не по себе читать о том, как отношения между героями ограничивались лишь взаимной потребностью трахаться. Прочитанное вызвало новую волну гнева и отчаянья. Он снова начинал ненавидеть Рафа.
Конечно, ему было бы лучше хотя бы позвонить домой и узнать, там ли он. Но гордость, усиленная обидой, снова встала на его пути. Пора было уже заканчивать с этим! Иначе что будет дальше? Лео будет на коленях умолять его тренироваться? Микеланджело будет прыгать зайчиком перед ним, чтобы он простил его за очередное испорченное изобретение? Мастер Сплинтер будет ему ноги…
Дон резко нажал на тормоза, осознав, что зашёл слишком далеко.
Чай. Да, точно. Чай должен был его успокоить.

Сидя в гостиной и попивая чай, умник безрадостно смотрел в точку перед собой.
«Почему я приравниваю наш секс к капризам Майки? Разница между этими ситуациями велика, и даже не нужно объяснять, почему. Но всё-таки… Может, если… Когда Раф вернётся, мы всё с ним обсудим, как цивилизованные черепахи? Тихо, без шума… Диалог начнём умеренно, без давления, типа…»
Вдруг послышался шорох слева. На мгновение владелец бо вздрогнул, но тут же успокоился. Он понял, кто это, даже не поворачиваясь.
- И какого панциря ты тут забыл?!
Все мирные намерения потеряли свою силу в одночасье, стоило Рафу ступить в эту комнату.
- Донни, я…
- И не надо тут оправдываться! – воскликнул Дон, повернувшись в сторону Рафаэля.
На плечах и на носу старшего брата младший увидел пятна грязи. Но даже крови, казалось бы, было мало для того, чтобы Дон сменил гнев на милость. Раф тоже начинал потихоньку сердиться.
- Донни, я прошу прощения за то, что повёл себя, как кусок дерьма, оставив тебя тут одного, и искренне надеюсь на твою снисходительность, – скрестив руки на груди, сказал Раф таким тоном, будто бы ему осточертело всё в этом мире, и что он вот скажет то, что должен, а потом сдохнет со счастливой улыбкой.
Что ж, если его целью было позлить братишку, то он добился этого с успехом.
- Тц… Даже разговаривать с тобой не хочу.
- Слушай, может тебе меня выслушать?
- Ещё чего!
Донателло еле сдержался от того, чтобы не бросить чашку в Рафа. Вместе с этим Отвернувшись от брата, он сделал глубокий вдох, попытался взять себя в руки и, даже, понизил тон.
- Раф я… Слушай, я не вправе удерживать тебя рядом с тобой насильно… Но стоило хотя бы подождать, когда я проснусь… Хотя ты, наверное, не придаёшь слишком большого значения этому, но… Мы с тобой переспали, понимаешь? Это не та вещь которую можно оставить на потом.
- Дон, я всё понимаю, поэтому…
- Поэтому просто прекрати меня доставать, и давай останемся просто братьями. Ничего не произошло. Всё будет, как прежде. Нам обоим будет легче, согласен?
Умник снова повернул голову в сторону владельца саев, приготовившись увидеть печальное лицо второго и остаться к этому равнодушным. Но вместо этого – к удивлению и испугу Дона – в глазах Рафа загорелся огонь, и он направился прямо к младшему брату.
- Раф?
Дон вскочил с дивана и попятился назад.
- Раф, постой, что это…
Его панцирь упёрся в стену, и Раф вновь загнал его в угол, облокотившись руками о стену по обе стороны от головы Дона. Владелец бо невольно съёжился, но не позволил себе сползти вниз, чтобы не выглядеть перед братом совсем уж жалким.
Рафаэль же наоборот: навис над Доном, как грозовая туча, которая ещё не показала свою истинную мощь и которая уже выбрала, куда ударит её первая молния. Это была западня.
- Раф, пусти… – с менее уверенным, чем хотелось бы, голосом проговорил Дон.
- Ты ещё не понял, Дон? – голос Рафа не был злым, но и спокойным его тоже нельзя было назвать. – Когда ты меня игнорируешь, мне приносит это боль, да такую, что мне хочется громить, крушить и убить каждого, кто попадётся под руку. ТЫ приносишь мне эту боль и ради ТЕБЯ я сдерживаюсь. Я сковываю себя ради ТЕБЯ, потому что всякий раз боюсь, что ты меня оттолкнёшь, что ты будешь смотреть на меня, как на мусор, а ты… Какого панциря ты ржёшь?!
- Прости… – Дон еле сдержался, чтобы не рассмеяться во весь голос. – То, что ты говоришь мне сейчас, и то, что ты сказал прошлой ночью… Слушай, где ты таких изречений нахватался? От Лео, что ли?
На Рафа невозможно было смотреть, не улыбнувшись: смущённый и покрасневший, он выглядел довольно-таки мило. Донни нравился такой Рафаэль.
- Поживи с таким правильным и красноречивым братиком – многого нахватаешься, – буркнул Раф, отведя взгляд в сторону. Черты его лица стали мягче. – И всё же… Я ведь не шутил… Я бы сказал это иначе, но…
- Так говори, не притворяясь тем, кем не являешься, – Дон посерьёзнел и, глядя прямо в глаза брата, положил руку тому на грудную пластину. – Ты всегда был неуклюжим, неотёсанным и чересчур импульсивным, но никогда не сомневался в том, что говорил. Так что прошу: прекрати изображать из себя этакого мученика и говори начистоту – что тебе от меня нужно?
По мере того, как Раф задерживался со своим ответом, Дон начинал сам сомневаться в своих словах. Что, если он сделал себе только хуже? Что, если Раф скажет, что ему нужен был только секс? Это будет роковым ударом для Донателло… Но ему не прельщало мириться с тем, что Раф будет постоянно что-то недоговаривать, что сомнения будут преследовать младшего брата каждый день и что эта пытка будет гораздо больнее, чем один точный удар. Так что лучше всё поставить на карту и принять правду такую, какая она есть.
- Ну? – Дону уже надоело ждать.
- Да я не знаю, как это сказать! – Раф покраснел ещё сильнее. – Не торопи меня! Это… Ну… Рядом с тобой я… Тьфу, да как же это…? Просто… Хочу быть с тобой и… Очень, очень, прямо с сердцем что-то не то… Панцирь! Я… Я…
Слова Рафа были беспорядочны, но Дон – недаром же гений – всё-таки уловил смысл… Так что, пока Рафаэль не начал в отчаянье биться головой о стену, подбирая нужные слова, умник рискнул уточнить:
- Любишь меня?
Раф застыл с открытым ртом, затем сглотнул, опустил взгляд и тихо, но со всей свойственной ему искренностью сказал:
- Да, люблю…

URL
2011-06-05 в 20:45 

Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
Теперь непробиваемый ниндзя выглядел так, словно ожидал смертельного приговора. Вся эта кутерьма уже стала надоедать Дону, и он решил: раз уже Раф сбросил маску, то и ему бы пора пойти навстречу брату. Поэтому он осторожно, как хрупкую вещь, взял лицо Рафа в руки, приблизил к себе и поцеловал так нежно, как только он мог извиниться за свой беспочвенный каприз. Владелец саев вначале растерялся, но потом стал целовать его в ответ. Его руки легли на плечи младшего брата, и большие пальцы стали поглаживать его мягкую кожу. Колено протиснулось между ног владельца бо, но тот не стал возражать. В ответ он провёл руками вниз по шее Рафа, по плечам, затем перешёл на грудную пластину.
- Хочешь, скажу, где я был? – тяжело дыша, прошептал Раф в перерыве их поцелуев.
- Потом, – ответил Дон и продолжил целовать брата.
Теперь никакой страх или неопытность не сдерживали двух черепах. Их тела двигались в своём ритме, борясь и отдаваясь друг другу одновременно. Раф слегка прикусил кожу на шее Дона и стал опускаться ниже. Пока Донни пытался перевести дыхание, владелец саев коснулся пальцем кончика его члена, отчего тот слегка вздрогнул.
- Мило, – усмехнулся старший и принялся водить кончиком пальца вокруг головки.
- Раф… Что ты…
- Всё хорошо, Донни. Теперь моя очередь доставить тебе удовольствие.
Вскоре Раф убрал палец и заменил его языком, обильно покрывая слюной пульсирующий орган и при этом не забывая время от времени смотреть снизу вверх на Донни. Застеснявшийся младший брат сжал руки в кулак и прижал один к груди, другой – к губам. Взгляд Рафа, его мучительные ласки… Видеть то, что он с ним делал, было совсем по-другому, нежели прошлой ночью, когда они занимались любовью в темноте. Больше страсти, больше желания… Всего теперь было больше.
- Если смотреть на тебя так, ты кажешься ещё милее, – соблазняющее облизнулся Раф.
- Да… И ты тоже, – издал лёгкий смешок Донни.
- Я хочу увидеть большее, – и после этих слов он вобрал член полностью в рот.
Дон тут же почувствовал, как стало жарко, горячо и тесно. Его руки заметались по стене в поисках опоры, но ничего подобного рядом не оказалось, поэтому он просто опустил руки на голову брата. Оба беззастенчиво стонали, но больше кричал всё-таки Дон. Раф усилил свои ласки, проникая пальцем в заветную дырочку под хвостом младшего.
- Раф… Отойди… Я хочу…
Но Раф не отошёл и, когда Донни кончил, всё вобрал в себя без остатка, ещё сделав пару движений рукой по основанию. Ноги Дона подкосились, и он сполз вниз по стене. По подбородку Рафа стекали тоненькие ручейки спермы. Владелец саев стёр один пальцем и облизал его.
- Интересно, – улыбнулся Донни, всё ещё не в состоянии восстановить дыхание, – только попробуй сказать, что этим действиям тебя тоже Лео научил.
- Не болтай глупостей! Просто когда я смотрю на тебя, мне хочется сделать что-то вроде этого… Или этого…
Раф наклонился и слизал капельки спермы, попавшие на внутреннюю сторону бёдер Дона. Владелец бо невольно заворочался.
- Прости… Я плохо умею соблазнять, – Дон поднял голову Рафа и стёр вторую дорожку спермы с его подбородка. Владелец саев перехватил его руку и сделал с его пальцем то же самое, что и со своим.
- Ты соблазняешь одним своим видом.
Легко чмокнув Дона в губы, Раф устроился у него на груди и в блаженстве прикрыл глаза. Дон положил руку ему на голову и неуверенно стал поглаживать его.
- Эй, Раф…
- Ммм?
- Слушай… Помнишь, прошлой ночью я предложил тебе быть снизу? Ну… Я имею в виду, чтобы я тебя… Ты понял…
Раф приподнялся на локтях. На его губах играла хитрая похотливая ухмылка.
- Помню. И знаешь… Я хочу попробовать…
- Т-Ты уверен? Поверь, сначала это может показаться немного непривычным и даже…
- Донни, я бы сказал, как принято иногда, «накажи меня за непослушание», но лучшим будет, если я промолчу. Я же сказал, что хочу доставить тебе удовольствие, нэ?
Дон посмотрел в полные доверия глаза Рафа и улыбнулся в ответ. Они вместе, не сговариваясь, поднялись и пошли к дивану. Старший разделся полностью и лёг на диван в ожидании возлюбленного младшего брата.
- Лучше встань на колени. Поверь, так будет легче для нас обоих, – что-что, а Дон учился на ходу и помнил о собственном опыте.
Рафи послушно встал на колени, опираясь локтями о диванную подушку. Донни нервно сглотнул, увидев перед собой дырочку Рафа и медленно лизнул её, смачивая слюной. Это было странно, но Дону нравилось, и он продолжил. Теперь Раф был в его власти, и даже только эта мысль приносила несказанное удовольствие.
- Донни…
Старший брат повилял хвостиком и расставил пошире ноги, весь изнемогая от желания.
- Ладно. Я вхожу.
Дон встал на колени и начал медленно входить в него. Он помнил, как было больно ему самому в первый раз, и не удивился, когда кольцо мышц резко сжалось вокруг его органа. Раф уткнул лицо в подушку, не зная, как подавить наступивший дискомфорт.
- Расслабься. Дыши глубже и постарайся успокоиться.
Раф неохотно, но послушался его. Медленно, но верно Дон вошёл до конца.
- Ты как?
- Я в норме… – немного сдавлено сказал Раф и посмотрел на брата со слезами и взглядом, в котором была заметна искра боли. – Непривычно немного, но я справляюсь. Просто двигайся.
Дон кивнул, понимая, что с таким упрямцем, как и начал осторожно двигаться.
Ощущения казались ещё реальнее, чем во время минета. Раф был горячим и упругим, и Донни сквозь стоны постоянно говорил ему это. Брат же просил:
- Сильнее… Ещё…
В комнате стало, как в печке. Но эта жара ничто по сравнению с пламенем, в котором танцевали их тела. Дон взял в руки член Рафа и стал водить по нему туда-сюда. Владелец саев двигался ему навстречу, будто бы он всё ещё стремился захватить власть, но тщетно. Раф полностью принадлежал Донни, а Донни уже не стеснялся пользоваться своим положением и всё продолжал вколачиваться в Рафа. Когда точка наслаждения достигла высот, Рафаэль кончил, а вслед за ним и Донателло. Оба без чувств упали на диван.
Отдохнув, Раф притянул к себе Дона, глубоко вдыхая его запах.
- Если я скажу, что ты был великолепен, это прозвучит банально.
- Немного, – усмехнулся Дон, утыкаясь носом в грудь брата.
- Тогда, как насчёт «Донателло, ты просто секс-машина».
- А вот это уже перебор!
- Эй, я стараюсь! – с фальшивым возмущением воскликнул Раф. – А ты-то что скажешь?
Донни улыбнулся, закрыл глаза и, засыпая, ответил:
- Завтра…
* * *
Первое, что почувствовал Дон, проснувшись, это сладкую истому и приятное тепло, окружающее его. Запах кожи, ощущения, тихое сопение… Всё это могло принадлежать только Рафу. Владелец саев обхватил его руками и перекинул левую ногу через ноги Дона. Словно боялся, что братик исчезнет так же, как и он сам исчез недавно…
Сейчас Дону совсем не хотелось об этом думать. Раф был с ним, и этого было вполне достаточно.
Нехотя умник перевернулся на другой бок, выбираясь из объятий старшего брата, и взглянул оценочным взглядом на очередной кавардак после бурной ночи. Простыни, недавно сложенные, на полу, с дивана попадали подушки, они чуть не сшибли со столика черепахофон Дона…
Прибор связи насторожил Донни, хотя тот сначала не мог припомнить, почему, однако память вернулась к нему быстро.
Вчера, мечась по комнате и проклиная Рафа, к Дону приходила мысль позвонить домой. Но одним желанием он не ограничился и даже принялся искать свой телефон… Но его нигде не оказалось. Донни прилагал не слишком много усилий на его поиски, однако он бы точно заметил, если бы телефон всё это время лежал на столике.
Неужели… Его забирал Рафаэль? Но зачем?
Умник потянулся было к телефону, но случайно уронил его и тот – надо же, ещё раз случайно! – упал на лежавший на полу пульт от телевизора и включил его.
«-…и последнее на сегодня… – сказала холодным голосом дикторша, поправляя стопку бумаг. – Рей Бетрер, владелец одной из крупнейших сетей магазинов и офисов, чьему сыну, Стэнли Бетреру, раннее было предъявлено обвинение в краже и продаже файлов компании «Вест», заявил, что может предоставить доказательство того, что его сын всё же сталкивался с неизвестным черепахоподобным чудовищем, обладающим высоким интеллектом. Он сказал, что это некое средство связи, само по себе очень похожее на черепашку. Следователи находили это заявление весьма сомнительными, но проверять достоверность факта не было необходимости. Когда сотрудники полиции приехали в дом мистера Бетрера, он заявил, что устройство было украдено. Об этом подробнее от нашего специального корреспондента»
На экране появилось помещение на вид очень богатого особняка. В глаза бросался маленький взломанный сейф, на котором были заметны следы тонкого, но прочного и острого предмета. Тут же раздался голос корреспондента:
«-Как видите, о краже свидетельствует лишь этот взломанный сейф и ещё дыры от пуль в стенах. Мистер Бетрер утверждает, что прибор был украден его хозяином, то есть тем самым чудовищем.
- Говорю я вам, так оно и было! – перед камерой объявился лысый мужик в очень плохом расположении духа. – Когда сигнализация сработала, эта черепаха уже вытащила устройство из сейфа! Она ворвалась к нам вчера посреди бела дня! Более того, она перебила многих наших людей и смоталась, как ни в чём не бывало! Я не вру, говорю вам!
Мужик пропал и камера показала дырки от пуль. Корреспондент снова заговорил:

URL
2011-06-05 в 20:46 

Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
- Мистер Бетрер надеялся на то, что опечатки пальцев с устройства могли бы многое поведать о своём таинственном хозяине, так как улики на складе к таким выводам не привели (не без помощи Дона и подручных веществ, обнаружившихся в контейнерах), однако теперь не понятно: было ли это существо на самом деле или же отец просто пытался каким-то образом оправдать сына и представить его в качестве жертвы, а не преступника…»
Экран погас. Это сонный Раф дотянулся до пульта, улёгся обратно, обхватив обескураженного Дона со спины.
- Раф…
- Ммм? – не открывая глаз, промычал Раф.
- Ты ничего не хочешь сказать?
- Не понимаю, о чём ты.
- Ну… Ты же хотел рассказать, где ты был вчера.
Секундное замешательство.
- А, ты об этом… Зачем тебе это знать?
- Просто я хочу понять, страдаю ли я лунатизмом или… Да какой там лунатизм?! Вчера я был весь день здесь, а ты…
- Дон, говорю тебе, забудь.
- «Забудь»?! – Дон резко повернулся к Рафу и скинул с него одеяло.
- Что ты делаешь? – владелец саев резко проснулся и стал недоумённо смотреть на Дона снизу вверх.
- В тебя стреляли? Ты не ранен? Панцирь, я ведь даже не обратил внимания… Ну-ка, дай тут посмотреть… Ничего. Тут? А тут?
- Донни, успокойся! – Раф перехватил руку брата и притянул к себе поближе. – Со мной всё в порядке, эти придурки-охранники меня даже не поцарапали.
Дон ещё некоторое время недоверчиво смотрел в глаза Рафа, но в его взгляде не было лжи. Дон вздохнул и положил голову на пластрон брата.
- Они украли его вместе с тобой, – тихо сказал Раф, кладя руку на голову Дона и успокаивающе поглаживая его.
- Я так и понял.
- Если бы они увидели его, то явились бы сюда.
- Так быстро анализ не делается.
- А меня это не волновало! Я не мог подвергать тебя такому риску… Донни?
«Нет… Не сейчас…»
Но Дон ничего не мог поделать. Слёзы ненависти к самому себе жгли его глаза и щёки. Ему было противно от самого себя. Раф ради него жизнью рисковал, а в квартире его встретил неблагодарный младший брат, который устроил истерику и даже не соизволил выслушать его, в результате чего они чуть снова не поругались. Если бы Раф не привёл его в чувство, то он, Донателло, всё бы разрушил.
- Прости меня, Раф.
- Дон…
- Всё это время я тебя ненавидел, презирал… А ты… Панцирь! Я бы на самого себя плюнул и ушёл, а ты остался со мной.
- Донни, всё хорошо.
- Ты постоянно шёл мне навстречу, а я тебя избегал…
- Так, это уже были мои слова…
- …и боялся признаться в том, что смог полюбить тебя так же сильно, как и возненавидеть…
- Ну, только не надо всё вот так драматизировать, ведь я сам… Что?
Владелец бо поднял голову и столкнулся с выражением некоторого шока на лице Рафа.
- Дон, что ты только что…
- Я не хочу попадаться в твою ловушку, так что я скажу это первее… Если, конечно, ты поймёшь… Раф, я люблю тебя. Лю…
Дон вздрогнул от прикосновения руки Рафа к своей щеке. Владелец саев зажмурился и улыбнулся так широко, как мог.
- Думаю, всё же не будет страшно, если я скажу это вторым: Донни, я люблю тебя тоже. И знаешь… Больше не позволяй своей гордости брать верх и заставлять тебя сомневаться в этом.
Ну что оставалось бедняге Дону, чтобы не разрыдаться ещё сильнее, от счастья и облегчения? Разве что поцеловать Рафа…

URL
2011-06-26 в 10:53 

Офигенный фанф=-)

URL
2011-09-12 в 22:32 

Здорово пишешь!!! А есть еще фанфы? :)))

URL
2012-01-06 в 04:16 

Все, теперь я точно ваш фанат.

p.s. Раф рулит :3

URL
2012-01-09 в 21:32 

Mio_Ikemoto
Очень красиво написано! :inlove: Ах, печаль души моей, яой всё больше и больше захватывает мир. Если уже не захватил))) :) Но в любом случае, огромное спасибо за фанф, и , я наверное повторюсь, я теперь Ваша фанатка!!! :heart: :vict:

     

Обитель Безумия

главная