01:19 

Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
Название: Fallen
Автор: Рен.
Бета: Марина
Фэндом: TMNT
Жанр: драма, экшн, ангст.
Рейтинг: от G до NC-17.
Пейринг: Раф/Лео, нео-Раф/Лео – основные.
Предупреждение1: ООС, AU, H/C, slash.
Предупреждение2: фанатам Лео и ненавистникам насилия лучше сразу бросить чтение этого фанфика.
Саммари: благодаря очередному полному своими заскоками артефакту Эйприл, Лео перемещается в параллельный мир. Отличий от его мира достаточно много, но самое жуткое преобразование – это потеря своего статуса лидера в команде черепах и цена, которую он заплатил за это. Как это произошло? Куда делись его братья? И какую тёмную роль сыграл в этом Раф?
От автора: альтернативная реальность для меня уже не ново, но я ещё не делала так, чтобы туда попадали герои из уже существующей реальности. Так что, огрехи наверняка будут.

Глава 7. Новые факты.

Представьте удивление Майки, когда утром он вошёл в комнату Лео, приготовившись увидеть совершенно измотанного и опустошённого брата, а вместо этого обнаружил, что его бывший лидер… делает утреннюю разминку..? Ну, если так можно выразиться, так как с цепями невозможно нормально потренироваться.
- Доброе утро, Майки! – бодро поприветствовал Лео младшего.
Тот, некоторое время пребывая в ступоре, тряхнул головой, решив, что это какой-то дурной сон или просто глюк.
- Д-Доброе…
Сделав ещё пару размахов, Лео глубоко вздохнул и сел на кровать.
- Я тут решил немного встряхнуть кости, а то очень скоро стану похожим на тюфяк.
- Тебе лучше не двигаться! – сказал с беспокойством в голосе Майки, поставив на стол завтрак. – Тебе вчера досталось и…
- Думаешь, этот садист меня сломал? – усмехнулся Лео. – Единственное, что он сможет сделать, чтобы причинить мне вред, это убить меня.
- Не говори так! – младший по-настоящему испугался. – Лучше скажи, как ты себя чувствуешь!
Лео помассировал плечо и успокаивающе улыбнулся.
- Раны, конечно, болят, но в остальном всё в порядке.
- Прости меня…
- А?
- Прости меня, пожалуйста, – Лео к своему удивлению увидел, что Майки плачет. – Я раньше пытался остановить его, чтобы он тебя не мучил, но он был слишком силён… И если я вмешивался, он причинял тебе больше боли, отыгрывался на тебе… Прости…
Лео покачал головой, подошёл к Майки и обнял его, успокаивающе поглаживая по голове.
- Ну, ну, не плачь. Тут нет твоей вины…
- Что же это со мной? – вдруг сказал Майки. – Я обещал Донни присматривать за тобой, а для этого я должен быть сильным… Не должен плакать…
- Сомневаюсь, что Донателло хотел бы, чтобы ты скрывал свои чувства. Не хотел, чтобы ты мучил себя.
Майки отстранился от Лео, вытер рукой слёзы и, слегка улыбнувшись, кивнул на поднос:
- Поешь. Хочешь дальше «трясти костям» – наберись сил.

После завтрака Майки пошёл мыть посуду, обещая скоро вернуться. И снова Лео остался в полумраке. Да уж… Слишком уж нео-Раф всё утрировал, мол, если здесь не будет солнца, погаснет и надежда…
Майки плачет, Раф обезумел, Дон проклял Рафа и ушёл, Сплинтер полон горя… Даже смерть Караи – единственного врага, который был близок к тому, чтобы стать союзником – потрясла его. Разве он мог оставить всё, как есть? Нео-Лео попробовал говорить с ним лишь раз, но он, Леонардо, попытается ещё. Он должен был вразумить этого сошедшего с ума садиста!

Лео сделал то, о чём раньше не смел даже думать – сам пошёл в комнату нео-Рафа. Но даже несмотря на его «самопожертвование», его ждал полный, грубо выражаясь, облом в виде груды мышц по имени Хан, который стоял рядом с дверью в комнату своего хозяина.
- К нему нельзя, – прорычал он.
- Это ещё почему?
- Повелитель занят. Велено никого к нему не впускать.
- А для меня можно сделать исключение?
- Нет.
Вежливостью Хана нельзя было взять, поэтому Лео собирался вырубить его, но парню повезло. В зал вошёл ниндзя и сказал:
- Хан, там на первом этаже Стокман.
- Опять? Чёрт – Хан словно сомневался, не впускать ли Лео или вымести отсюда надоедливого учёного. Что ж, подумал Хан, если что, хозяин лично накажет владельца катан, так что силач, напоследок сделав Лео предупреждение, удалился.
Бывший лидер мысленно поблагодарил учёного за его в коем-то веке пригодившуюся настойчивость и уже собрался взяться за ручку, как вдруг услышал голос Рафа:
- Ты же знаешь, мне до лампочки твои лекции, так что если ты припёрся сюда только ради этого, то только зря потратил твоё и моё время.
Лео замер, заволновавшись, что Раф всё-таки услышал их с Ханом беседу и через дверь прогонял его, но, как выяснилось, он был в комнате не один.
- Кто-то должен стать голосом твоей совести, которой у тебя осталось с чайную ложку.
Несмотря на то, что Лео довольно долго не слышал его, он всё же узнал голос Донателло. Неужели он пришёл сюда, и Раф его вот так впустил? Зачем?
Лео не решался открыть дверь. Ему казалось, что если он сделает это, то не узнает чего-то очень важного…
- И поскольку старая крыса и Лео потерпели в этом неудачу, их место решил занять ты? Нет уж, спаси… Уй… Дьявол…
Было слышно, как Раф грузно присел на стул. Владелец катан не мог утверждать точно, но, похоже, у бедной черепахи с утра было похмелье после вчерашнего, и теперь она боролась с головной болью. По понятным причинам Лео не смог удержаться от ехидной улыбки.
«Так тебе и надо, садюга чёртов…»
Дона также, похоже, это не смутило:
- Лео ничего не помнит о том, что было, а ты притащил его сюда и всё равно продолжаешь издеваться над ним? – Донни редко злился, но похоже, что в этом измерении у него тоже сильно изменился характер. – У тебя был шанс всё изменить, а ты им даже не воспользовался…
- А с чего мне что-либо менять?! – послышался громкий стук о деревянную поверхность. – Я вполне доволен своей жизнью, и всё, что мне сейчас нужно, это снова поставить нашего бесстрашного лидера на колени! И ни ты, ни Майки, ни кто-либо другой не в силах помешать тому, кто прикончил Шреддера!
- Я бы не слишком хвалился этим, – голос Дона был спокойным, но очень напряжённым.
- Почему?
- Да, ты сейчас сильнее всех нас, но нечего хвастаться победой, которая на деле ничего не стоит.
- Не стоит?! Ты хочешь сказать, что это – Лео услышал шелест халата – ничего не стоит?!
- Если ты хочешь тронуть меня своими царапинами, то можешь не стараться. Я бы больше поверил, если бы Шреддер убил тебя, но тут тебе просто повезло.
- Донни, ты…
- Я исследовал документы из лаборатории Стокмана в бывшей цитадели Шреддера. Как оказалось, Шреддер был болен. Я не во всём разобрался и не понял, что это была за болезнь, но она делала его слабей. И те футы, что подняли шумиху и взбудоражили твой интерес тогда, просто искали ингредиенты для лекарства. Его робот болеть не мог, поэтому битва была трудная, но сама его слабость взяла верх. А над тобой взяли верх жажда смерти и гнев, когда ты нанёс последний удар. Ты не мог знать о болезни, но ты не смеешь отрицать, что в битве Шреддер вёл себя странно.
- Мне-то какое до этого дело? – буркнул Раф.
- Я знаю, что ты хочешь сказать: мол, мы бы сами поступили точно так же. Что ж, вполне возможно. Но мы бы не стали его убивать, Раф. А ты опустился до его уровня…
- Я сказал: какое мне дело до этого? Я победил и этим самым изменил свою жизнь, которую я веду таким роскошным образом. У меня влияния и власти больше, чем у Шреддера, мне служат клан Фут, Хан, меня боится Стокман. Майки у меня на посылках, и ты тут стоишь и не решаешься на меня напасть или попытаться забрать отсюда Лео, потому что знаешь, что не одолеешь меня. Осталось лишь…
- «Поставить Лео на колени», да? Но действительно ты ли…
- Разговор окончен. Дерись со мной или ступай отсюда.
Понимая, что Дон скорей всего выберет второй вариант, Лео поспешил бесшумно удалиться к себе в комнату, хотя это была та ещё задачка – опять же из-за этих проклятущих звенящих цепей…

Даже не верилось: спасенье было так близко! И это не какой-то домогающийся тебя Бакстер Стокман, которого ты интересуешь, как объект для опытов, а родной брат, который реально мог помочь. Так почему же Лео скрылся? Ну, на то было две причины: во-первых – он думал об этом прошлой ночью – если предположить, что именно Майки помог нео-Лео сбежать, почему же второй не отправился к Донни? Там он был бы в безопасности. Даже если опять же предположить, что двойник Лео уже прятался у Дона, а сюда пришёл, услышав о другом Лео, то неизвестно, что умник хотел от него. Рисковать не стоило – серьёзность и злость Донателло могли быть более серьёзного уровня. А во-вторых, Лео собирался решить данный вопрос сам. Лидер чувствовал, что эта проблема не касается ни Майки, ни Дона, ни кого-либо ещё. Это проблема нео-Рафа и нео-Лео, и он, Леонардо, оказался втянут в неё по самое «не могу». И у него гораздо больше шансов образумить временного младшего брата.
Так что, Лео, вперёд и с песней!

Майки предупреждал его об опасности, однако Лео было всё равно. Чтобы иметь хоть какой-то «допуск» к самолюбию Рафа, ему необходимо было хотя бы вернуть мечи и освободить цепи. Микеланджело проболтался как-то, что свои трофеи Раф предпочитает держать у себя в комнате, так что, дождавшись, когда владелец саев уйдёт по своим делам, Лео проник в его комнату (обычно она закрыта, но почему-то сегодня Раф забыл это сделать, что сыграло Лео на руку).
За весь день Рафаэль ни разу не заходил к нему и не звал к себе. Ожидая, что в любой момент этот садюга придёт к нему или к себе в комнату, Лео спешил. Он всё обшарил, но не нашёл своё оружие. В конце концов, он полез рыться под матрасами, где так же могли лежать мечи. Но там тоже ничего не оказалось. Однако он несколько встряхнул постель, так что пришлось быстро приводить всё в порядок, чтобы не оставить следы вторжения.
Но когда Лео полез поправлять подушку, он обнаружил под ней фотографию. Взяв её в руки и взглянув на неё, Лео был поражён тем, как же Раф осмелился оставить её в столь слабо защищённом месте, как под подушкой.
На ней была изображена их семья. Лидер даже помнил этот момент. Тогда Майки демонстрировал свой карточный домик и попросил Донни заснять его творение вместе с ним. Тут подошёл Лео и тоже захотел сфотографироваться и позвал к себе Рафа. Тот проворчал, но согласился. Тогда братья решили сняться все вместе и позвали Сплинтера.
Лео улыбнулся: всё-таки у них было общее прошлое.
Для лидера особенностью этой фотографии являлся вовсе не карточный домик. В момент съёмки Раф тихонько, ненавязчиво поцеловал Лео в щёку, отчего второй счастливо улыбнулся. Всё это было отражено и на этой фотографии.
Лео просто не мог поверить. Значит… Нео-Раф действительно когда-то любил своего старшего брата? И всё равно позволил себе так с ним поступить? Что стало причиной таких изменений? Только ли жестокость, вызванная убийством Шреддера? Или что-то ещё..?
Атмосфера удивления и раздумий была разрушена в тот момент, когда Лео почувствовал, как в его голову летел кулак. Он успел увернуться и принять боевую стойку.
Это был Раф – злой, как чёрт… Нет, правда: Рафаэль и раньше злился, но не настолько. Лео даже вздрогнул.
- Мило, верно? – зло улыбнулся Раф.
- Раф, погоди…
Но Раф и не собирался ждать. Он снова кинулся на Лео. Тот блокировал его атаки, использовав цепи в качестве оружия – недаром Сплинтер учил, что любой предмет может стать оружием. Но это не сдерживало пыл Рафаэля, а наоборот – злило его. Лео пытался его остановить, просил разговора, но тот ничего не говорил и лишь яростно рычал. Владелец катан не хотел даваться ему по явным причинам: Раф выглядел так, что одними пытками и очередным «трахом» Лео было не отвертеться.
- Да послушай же меня…! Рафаэль, довольно!
Лео случайно зацепил своим «оружием» край халата Рафа и порвал его. Перед лидером открылась не вполне приятная картина: жуткие шрамы покрывали грудную пластину, руки и ноги. Часто попадались параллельные линии – явные следы когтей Шреддера.
Раф воспользовался замешательством Лео и, схватив его за горло, припечатал его к стене и стал душить. Пальцы всё сильнее сжимались на шее, рискуя вот-вот сломать её... Лео задыхался.
- Раф… Прошу… Прекрати… Пусти меня…
Но гнев затмил глаза Рафу больше, чем недостаток кислорода у Лео.
- Это всё из-за тебя… Ненавижу тебя! Ненавижу! Сдохни, наконец!!! Сдохни!!!
Вырваться не было сил… До чего же иронично, что последнее, что Лео видел перед смертью, это лицо того, кого ты любишь и кто любил тебя…
Вдруг Раф резко отпустил его, и Лео хлопнулся на пол, откашливаясь и жадно глотая воздух. Он весь дрожал от того, что его чуть действительно не убили. Лео поднял голову и увидел на полу тяжело дышавшего Рафаэля и Майки, стоявшего перед ним и державшего в руках нунчаки.
- Ты совсем спятил, Раф?! – закричал младший на носителя красной повязки. – Я не в силах помешать тебе мучить Лео, но я скорее умру, чем позволю тебе убить его! Ты никогда так не делал! Что с тобой приключилось?!
Державшись за ушибленное место на затылке, Раф переводил взгляд то с Майки на Лео, то обратно, постепенно успокаиваясь. Затем он встал – Микеланджело покрепче сжал своё оружие – и, покачиваясь, опёрся о противоположную стену.
- Пошли прочь.
- Раф – сказал было Лео, но…
- Уйдите!!!
Майки спорить не стал и, всё ещё держа в руках нунчаки, помог Лео встать и выйти из комнаты, оставив Рафаэля одного.

Глава 8. Раскаянье.

Лео сидел в своей полутёмной комнатке, всё ещё державшись за саднящее горло.
Он хотел его убить. Он правда хотел его убить. И сделал бы это, не приди Майки на помощь. Такой ярости и ненависти Лео не видел ни у кого. Владелец катан должен был признаться, что в тот момент он не на шутку испугался. Но гнев и удушение не были самым страшным. Лео мог почти поклясться, что Раф потерял контроль над собой вовсе не из-за того, что первый нашёл ту фотографию. Находка, скорей всего, была всего лишь «катализатором». Неизвестно, какая была причина, но когда Раф душил его, он думал вовсе не о нашем Лео. Он явно вспоминал своего настоящего брата. Осознание быть убитым вместо кого-то другого интуитивно вызывало чувство несправедливости и ещё более сильный страх.
«Это всё из-за тебя… Ненавижу тебя! Ненавижу! Сдохни, наконец!!! Сдохни!!!»
Было что-то, о чём не знал Лео? За что нео-Раф так ненавидел брата? Прежде, унижая его замену, Рафаэль не винил ни в чём оригинал, и Лео пришёл к выводу, что владелец саев мучил его из зависти к его лидерству над ним и другими братьями. Раф из его родного измерения тоже иногда ему завидовал. Но теперь он понимал, что так просто владелец саев его возненавидеть не мог: в конце концов, он же любил нео-Лео. Тогда в чём причина такой злости?
Лео не знал, что произойдёт завтра, не знал, как встретиться с Рафом и как ответить на свои вопросы, но понимал, что он слишком устал, чтобы попытаться хоть что-то придумать. Поэтому он решил просто уснуть и дать ночи забрать его тревоги. Он не стал задувать свечу и просто залез под одеяло и закрыл глаза.

Проснулся Лео от скрипа двери. Свеча почти погасла, но вошедший не стал ждать, когда огонь исчезнет насовсем, и задул её. По ноткам дыхания Лео с дрожью по всему панцирю понял, что к нему пришёл Раф. После произошедшего владелец катан должен был принять боевую позицию – темнота нисколько не мешала ему – но именно тьма и случившееся приковали его месту, и он не смел даже шевельнуться, ожидая, что произойдёт.
- Я знаю, что ты не спишь, – произнёс Раф, и, услышав, что тот был спокоен, Лео немного расслабился.
- И чего же ты от меня ждёшь? – в грубой манере отозвался Лео.
Раф, судя по всему, ничего ждать не хотел: он молча положил руку на плечо Лео, повернул его на спину и впервые за эти дни поцеловал его. Поцелуй был глубоким и нежным, но сознание и всё существо лидера, не смотря на удивление и удовольствие, противилось этому – причиной был тот, кто его целовал.
Когда они разорвали поцелуй, Лео обнаружил, что Раф привязал его руки к спинке кровати. Чёрт, он попался в ловушку!
- Раф, не надо, – Лео был совсем не в духе удовлетворять садистские потребности этого психопата.
- Просто помолчи и всё, – всё так же спокойно произнёс Раф, утопая носом в его шее. – Сегодня я тебя мучить не буду.
Рафаэль решил поиграть в раскаянье? Что-то новенькое… Но Раф больше не давал возможности Лео сказать что-либо лишнего, накрыв его рот своими губами… Владелец саев погладил пальцами по шее Лео, заставив того вздрогнуть – слишком свежи были следы и воспоминания. Но Раф и не думал причинять ему боль. Он опустился ниже и провёл языком вдоль шеи, подобно волку, который зализывает раны раненому товарищу. Дыхание Лео участилось, сердце забилось быстро-быстро. Он был связан, однако Раф не причинял и, видимо, действительно не собирался причинять ему вред. Но страх всё равно сковывал Лео, он не мог доверять своему тюремщику. Да, теперь Лео действительно чувствовал себя пленником.
Погладив грудную пластину и живот, рука Рафа спустилась к промежности Лео. Владелец катан дёрнулся, пытаясь хоть как-то сдвинуть бёдра, хотя и знал, что бессмысленно. Даже в их предыдущих сеансах, даже несмотря на то, что тогда этот извращенец мог видеть его, Лео не чувствовал такой стыд и такую обнажённость перед Рафом, как сейчас, в кромешной тьме. Когда он возбудился, владелец саев провёл рукой вдоль ствола, большим пальцем погладив головку. Лео приглушённо застонал и завертел во все стороны головой, попытавшись отогнать наваждение, но опять безуспешно. Руки Раф действовали умело, его язык вылизывал все раны, оставшиеся после кнута. Эта сладкая и болезненная пытка вызвала слёзы на глазах Лео.
- Прекрати…
Но Раф, как и прежде, был глух к его мольбам. Он продолжал свои ласки, двигая рукой всё быстрее и быстрее. Затем он пальцем другой руки погладил вход Лео и медленно ввёл его туда. Лидер, уже отвыкший от осторожных вторжений, чуть не задохнулся.
- Не надо… Не туда… Убери его оттуда… Прекрати… – сквозь всхлипы проговорил он.
Раф перехватил губами слёзы Лео и поцеловал того в уголок губ, потом в сами губы. Потом он вытащил свой палец, положил ноги Лео к себе на плечи и медленно ввёл свой член. Боли не было, но лидер всё равно сжался, чувствуя неловкость и в некоторое неудобство. Чтобы тот расслабился, Раф погладил пальцами его бока. Сработало, правда не сильно. Когда владелец саев начал двигаться, он наклонился к Лео и обнял его, уткнувшись носом ему в шею. Стоны отражались от тёмных стен, океан эмоций наполнил всю душу Лео. Физически ему больно не было, но душа его горела. Он вспомнил те ночи со своим Рафом, когда тот не молчал, как партизан на допросе, а постоянно говорил, что любит его, что ему хорошо с ним, что жить без него не может. Лео отвечал ему взаимностью, обнимал его, вдыхал его запах, чувствовал его нежное дыхание, тонул в тепле его тела и улыбался от переполнявшего его счастья. Воспоминания были так сильны, что Лео, когда они оба достигли предела, забыл, в каком он положении, закричал имя своего любимого:
- Раф…
Нео-Раф тоже что-то простонал – вроде, имя Лео – и они оба достигли пика оргазма. Владелец саев лёг рядом, положил голову на плечо Лео, предварительно отвязав цепи от кровати. Носитель голубой повязки сложил руки на груди, как в молитве – он и раньше не мог нормально их развести, а тут ещё положение было не очень удобным – и отдыхал. Восстановив дыхание, Лео нарушил молчание первым:
- А говорил, что не будешь меня мучить.
Раф ответил не сразу и почти что в своей «рафовской» манере:
- Тебе не понравилось?
- Как бы сказать… Мне было не очень приятно.
- И что же именно? Чем я отличаюсь от твоего любовника?
- Кроме того, что он не похищал меня, не заковывал в цепи и не порол меня?
Раф благополучно промолчал, за что Лео был ему благодарен: хоть он и по делу это сказал, но всё же вышло несколько резковато. В конце-концов, правда! Этой ночью его «любил» не его родной брат, а совершенно другая черепаха… Лучше бы Рафаэль вновь тупо трахал его, чем пытался подражать его любовнику.
- Я не могу сказать. Просто… я люблю его и всё. Он вызывает у меня совершенно другие чувства и желания.
- И… Что я вызываю у тебя?
Лео не решался ответить. Боялся взбесить Рафа на ровном месте.
- Ну?
Ничего не оставалось. Раф должен был знать. Иначе как он сможет понять?
- Жалость.
Владелец катан почувствовал плечом, как Раф едва вздрогнул, а черты его лица преобразились. Рафаэль поднялся, сел на край кровати и зажёг свечу. Лео повернулся на бок и прикрыл себя одеялом, почему-то смущаясь показываться Рафу в таком развратном виде. Да и просто так было спокойнее. Но владелец саев сидел спиной к нему и без халата. На панцире тоже были видны шрамы.
- Ты же должен знать, как я ненавижу это.
- Да, знаю.
Раф опустил голову.
- Он тоже это знал… Знает…
Лео нахмурился, понимая, о ком он говорит.
- «И не отрицай: я знаю, что ты любишь его». Откуда ты мог это знать? Да ещё эта фотография… И пока ты сейчас занимался сексом со мной, ты думал о нём, не так ли?
- Я действительно любил его. Он был для меня всем. Ради него я готов был пойти на всё. Ты понимаешь? Я это сделал не ради себя! Ради него! Я ради него получил эти чёртовы шрамы, которые до сих пор причиняют мне боль при одном воспоминании о той ночи!
Раф ударил кулаком о стену так сильно, что вниз попадали каменные крошки. Но Лео даже не вздрогнул.
- Победа над Шреддером, порабощение клана Фут, признание мэром и другими наше существование… Я многого добился, но я хотел, чтобы он увидел это: увидел, чего я добился… Но он пришёл и… Он посмотрел на меня с жалостью и сказал, что я должен вернуться, оставить всё это… Он не понял, как это было важно для меня. Я чуть не погиб ради него, а он словно плюнул мне в лицо. Тот, кто дорог мне… Это просто…
Раф нервно захихикал. Сейчас он в действительности походил на психа, но…
«У него те же сила и слабости, что и у меня.»
«…я – то, чем станет твой брат в скором времени.»
«Говорят, что хороший алкоголь отбрасывает прочь все худые мысли.»
«У тебя был шанс всё изменить, а ты им даже не воспользовался…»
- К чему ты мне обо всём этом рассказываешь? Мне-то что с того, что ты сделал?
- Я просто хочу знать: если бы твой Раф выкинул такое, как бы ты поступил тогда?
Лео, разумеется, впал в замешательство. Он не знал, что и сказать на такое. Что бы он сделал? Скорее всего… То же самое, что и нео-Лео…
- Ты считаешь, что Лео поступил плохо?
Раф вздохнул, почесал затылок. Конечно, подумал Лео, он винил своего брата. Разве не потому он пытался унизить и убить его копию? Сознание того, что виной всех этих несчастий был именно Лео, закрепилось в сознании черепахи, и это уже нельзя было поправить...
- Нет, не считаю, – вдруг сказал Раф. – Я всегда знал: если бы я его послушал тогда, если бы ушёл вместе с ним… Даже раньше: если бы я не пошёл к Шреддеру, ничего бы этого не было… Но… Мне постоянно кажется, что если бы я так сделал, то получилось бы, что я зря рисковал своей шкурой. Ты же меня знаешь, я не могу с таким мириться.
Что верно, то верно. Раф всегда верил, что ничто не должно пропадать впустую. И в этот раз он мог быть правым. Но даже так, разве…
- Разве единственным выходом доказать своё величие было порабощение родного брата?
Лео знал, что задавал очень колкие вопросы. Но каким ещё образом заставить Рафа прислушаться к себе и узнать всё самому?
- Возможно, Донни был прав… Может, я действительно просто был ослеплён…
Вдруг пружинка, выдерживавшая весь этот процесс раскаянья, сломалась.
- Довольно! – будто бы очнувшись от туманного сна, воскликнул Лео. – Я не знаю, что заставило тебя тут нюни лить, я даже не знаю, искренне ли ты всё это говоришь… Пойми, Раф, я не могу тебе больше доверять… – владелец катан повернулся к стене.
Внезапный порыв гнева, взятый из «неоткуда»… Действительно неожиданно. Но то, как этот тиран на глазах стал весь такой хороший, вывело из себя. Он ведь действительно не мог Рафу доверять. Не мог же…
- И правда… Ты вправе ненавидеть меня… Да… Вправе… Просто я думал… Неважно…
Раф хотел было встать, но Лео схватил его за кисть. Голос носителя красной повязки был ровным и уверенным, однако от Лео не утаилось кое-что в его тоне… Лидер вскочил и развернул лицо Рафа к себе.
Так и есть. Каменное выражение, но мокрые глаза. Раф отвернулся, пряча своё лицо в ладони.
- Раф…
- Я понимаю, что ты ненавидишь меня за всё, в частности за вчерашнее и сегодняшнее. Поэтому я просто хотел тебе сказать, что послужило этому причиной. Теперь…
Раф встал, подошёл к столику и достал из-под ножки железный ключ. Вновь подойдя к Лео, Раф открыл замки от его оков, и тяжёлые цепи упали на пол. Руки и ноги тут же почувствовали небывалое облегчение, хотя запястья и лодыжки ещё ныли.
- Вот тебе ещё.
Владелец саев взял с пола катаны, которые, видимо, принёс с собой. Затем извлёк один из мечей из ножен и подал его Лео. Тот принял его, не понимая, что происходит.
- Теперь ты можешь отомстить за всё, что я причинил тебе.
- Что?
Рука Лео вздрогнула. Раф встал и поднял руки. Это что, шутка? Что за…
- Раф…
- Ну же, Лео… Убей меня...

Глава 9. Наконец-то…

Прокашлявшись, Лео открыл глаза, нашарил рукой подсвечник и коробок спичек, чирк – и в помещении стало светлее. Лео не хотел зажигать свечи так часто – вентиляция в этой комнате была никакая, её редко проветривали, и свечи, сжигавшие кислород, тут были явно не к месту. Он не раз хотел пожаловаться на это Рафаэлю, но всё ограничилось лишь этим желанием, так как второму было несколько наплевать на это.
К слову о Рафаэле…
Лео слегка повернул голову и увидел устроившегося сзади владельца саев, сладко посапывающего ему в затылок. Кончик пальца едва касается его панциря. Незначительный, казалось, факт, но на самом деле это положение много о чём говорило…
Странная вообще поза была у Рафа, учитывая, как они вчера легли спать…

«-Ты… Ты хоть понимаешь..?
- Да, понимаю – на полном серьёзе ответил Раф. – Ты сам этого хочешь. И двойник тоже бы этого хотел. И Майки, и Донни, и даже Сплинтер. Все этого ждут, не так ли? Так что давай, помоги им обрести внутренний покой и избавиться от такого премерзкого брата, как я.
Лео думал, что это ему снилось. После всего этого: после всех пыток и издевательств Раф ни с того ни с сего…
- Давай же. Сделай это. Только ты можешь это сделать.
Рука лидера, державшая меч, дрожала. Он не мог просто так забыть свои мучения. Хоть он и снял бинты ещё утром – мешали двигаться – шрамы от ударов до сих пор болели. Интересно, сколько раз Рафаэль бил н-Лео? И ведь другие члены семьи тоже по-своему настрадались от него. И хотя Лео не был частью этого мира и этой истории, но, как уже было сказано, он стал её невольным участником, и потому его восприятие и чувства к происходящему обострились, и он ощущал не меньшую ненависть к Рафу, чем другие.
Но…
- Что за чёрт?! – крикнул Лео, отбрасывая в сторону меч, затем вставая с постели, хватая Рафа за плечи и прижимая его к стене. Последний был ошеломлён таким неожиданным поворотом событий. – Ты хоть понимаешь, что ты заставляешь меня сделать? Взять на себя ответственность за твою жизнь. Это не моя обязанность! Единственные, кто имеет права на неё, это Лео и ты! Прекрати считать меня им! С чего ты вдруг так разжалобился? Откуда в тебе проснулось чувство совести? Рафаэль!
- Ты совсем дурак?! – закричал в ответ Раф, мигом потеряв всё своё хладнокровие и равнодушие. – Ты разве не понял? Я пленил Лео, сделал его своим рабом, и ещё при этом смел утверждать, что в этом его же вина! Более того, я уже потерял рассудок и мучил самое дорогое, что было в моей жизни, а теперь я ещё, думая о нём, пытался убить тебя! Не понимаешь? Если я когда-нибудь найду его, я могу снова попробовать его убить, и скорее всего, добьюсь в этом успеха! Я и так причинил достаточно боли, но я не могу остановиться. Я – кровожадный монстр! Я могу убить не только вас обоих, но и остальных членов моей семьи… И если это произойдёт, я… Я…
Губы Рафа задрожали, зубы сжались, как от боли, глаза прищурились, и Лео показалось, что он вот-вот разревётся, но нет. Было такое чувство, что Раф хотел плакать, но просто забыл, как это делать. Лео снова стало его жалко, особенно после этой тирады.
- Позволь мне умереть прежде, чем я потону в более тяжких грехах. Если ты не убьёшь меня, то уже ничего не поможет. Я пробовал сам это сделать, но оказался слишком слабовольным… Помоги мне, Лео…
Лео медленно отпустил плечи Рафа и слабо усмехнулся.
- «Прежде, чем я потону в более тяжких грехах», да?
Всё казалось таким нереальным, но в то же время таким простым, что Лео просто не мог поверить: насколько же Раф «ослеп», что не смог увидеть другой выход.
- А ты не хотел бы просто исправить то, что сделал?
- Что?
В этот момент Раф походил на несчастное дитя, которому стали объяснять очень трудную для его понимания вещь.
- Вместо того, чтобы наказывать себя и предотвращать беды подобным путём, ты бы мог просто взять ответственность за свои злодеяния. И я говорю не о смерти. Я переживу всё то, что произошло со мной здесь. В этом мне помогут мои настоящие братья. Но на тебе лежит ответственность за твоего брата, которому, как ты уже говорил, некуда было бежать и не на что надеяться. Он и его благополучие – твоя прямая обязанность.
Раф всё больше и больше удивлялся столь простым истинам, что Лео еле удержался от ещё одной усмешки. Было видно, что владелец саев был напуган такой перспективой. Оно и понятно: неизвестно, был ли шанс, что н-Лео простит его, ведь если он этого не сделает, все старания Рафа могли оказаться бессмысленными. Вот оно что! Владелец саев боялся отвечать за свои последствия, боялся встретиться с мукой одиночества и отчуждения, и потому его сознание уничтожало самого себя, пока он мучил брата. Поэтому он боялся что-либо менять: он не знал, как ещё заполнить пустоту внутри себя. Однако сейчас, когда слабый самоконтроль достиг своего пика, и он чуть не убил нашего Лео, ему захотелось попробовать хоть как-то загладить свою вину – перед Лео в реальности и перед н-Лео мысленно. Немного, правда, напрягало, что он выбрал такой изощрённый способ мольбы о прощении, как секс…
- Что я могу для этого сделать? – тихо спросил Раф.
Отлично, дело сдвинулось с «мёртвой точки».
- Для начала, дорогой Рафи, прекрати видеть во мне его замену…»

Что ж, пока Раф держался данного плана. Лео не осмелился оставить Рафаэля одного, но возвращаться в свою комнату носитель красной повязки отказался: по его словам, ему там уже осточертело. Поэтому владелец катан предложил лечь спать друг к дружке панцирями.
Никаких домогательств больше не было.
Но, похоже, Раф всё равно боялся остаться один, поэтому он позволил себе одно маленькое прикосновение к телу псевдо брата, но совсем немного, чтобы соблюсти нужную дистанцию.
У спящего Рафа часто вздрагивали веки глаз. То ли ему снился кошмар, то ли страшные воспоминания и реальность лезли ему в сон. Любопытно: н-Раф часто так спал?
Лео позволил себе погладить Рафа по лбу. Тот на секунду успокоился, но затем он немного поморщился, словно само его существо отвергало Лео. Этого Лео.
И носитель голубой повязки понимал его: он ничего не чувствовал к этой черепахе, кроме жалости и сострадания. Он очень тосковал по своему Рафу. И осознание того, что некто, у кого было лицо его брата, был не им, приносило Лео боль. Чтобы хоть как-то освежить мозги и успокоиться, он встал, задул свечу и вышел из комнаты.

Было раннее утро. Лео уже сбился со счёта, которое. В зале было безлюдно. Впрочем, это его обычная обстановка. Владелец катан решил немного пройтись и заняться упражнениями, размять ноги и руки. Потом он мог подождать, когда Майки войдёт сюда, и попросить его приготовить завтрак.
Неприятные ощущения от цепей не испарились за ночь. На запястьях и лодыжках остались следы. Вероятно, скоро всё пройдёт со временем. Но ему и н-Рафу нужно больше времени, чтобы оправиться после всего пережитого. Тогда, может, и старые раны владельца саев больше не будут отдаваться болью при воспоминании о том дне…
Лео искренне верил, что такой день не наступил и никогда не наступит в его Вселенной. После его чудесного духовного перерождения он больше не сомневался в том, что с ним и его Рафом всё будет хорошо. Причин быть полностью уверенным в этом не было. Лео просто знал и всё.
Тут Лео оторвался от своих размышлений, почувствовав, как…
Подождите… Опять? В этом измерении что, все так любят наносить удар со спины и прямо в район затылка?!
В первый раз это был отравленный дротик, во второй раз – яростный кулак Рафа, а в этот… Ну да, тоже дротик.
- Ах, неудача, – послышался знакомый голос, когда Лео уклонился от летевшего в него дротика.
Бакстер Стокман.
- Как ты вообще сюда пробираешься? – хладнокровно спросил Лео, отряхивая руки от пыли.
- Через потайной ход, – как ни в чём не бывало, ответил тот.
- Потайной ход?
- Ну да. Уж не знаю, кто его сделал – я сам наткнулся на него совершенно случайно – но подозреваю, что именно через него ты сбежал отсюда в прошлый раз.
Сейчас Лео мало интересовал потайной ход – ему больше не было нужды сбегать отсюда – волновало только необъяснимое странное изменение в намереньях учёного. Он явно пришёл сюда, держа что-то «в рукаве».
- Надо бы навесить Хану «люлей» за такую отвратительную охрану.
Из комнаты Лео вышел Раф, потягиваясь и возвращая на лицо прежнее выражение леденящей душу ярости. Он встал рядом с Лео, недоверчиво глядя на Стокмана. Никакой враждебности по отношению к себе Лео не ощущал, что принесло ему облегчение. Возможно, его слова действительно имели силу.
- Что верно, то верно, – закивал, при этом глупо улыбаясь и ничуть не смутившись присутствия Рафа, ответил Стокман. – Хан – идиот. Я понимаю, что ты держишь его у себя, чтобы поунижать, но прости: больше он тебе ничем не поможет.
- В каком смысле? – недоверчиво спросил Раф.
- Люди – такие ненадёжные создания, да? – Бакстер улыбнулся ещё шире. – Если хочешь править городом, на них полагаться не стоит.
- Спасибо, но я могу обойтись и без твоих тупых советов.
- Рафаэль, разве я говорил о тебе?
Напряжение возросло. Лео и Раф обменялись взглядами: оба поняли, что назревало что-то очень серьёзное. И Стокман играл в этом непосредственную роль.
- Ну, не надо таких серьёзных мим, – примирительно поднял руки учёный. – Я просто хотел забрать отсюда нашего дорого Леонардо, прежде чем это место превратится в руины.
- Что ты несёшь, Стокман? – повысил голос Раф. Он начинал злиться, и это было плохо.
- Раф, не надо… – прошептал ему Лео.
- О, ты всё узнаешь. А теперь отдай мне своего обожаемого братца и иди к себе в комнатку и жди, когда ты будешь похоронен под развалинами здания, которое ты сконструировал для удовлетворения своих желаний.
Предел. Раф стал более сдержанней относиться к Лео, однако на Стокмана это не распространилось. Раф бросился на учёного.
- Раф, стой! – крикнул было ему Лео, но оказалось слишком поздно.
Из-за колон на Рафаэля набросился робот, по строению напоминавший старого доброго мышелова, но чуть большего размера и с острыми зубами, которые тут же вцепились Рафу в плечо. Тот заорал и стал пытаться отцепить жестянку.
- Раф!
Лео бросился на помощь, но его внезапно окружили ещё пятеро мышеловов. Как Стокман их сюда протащил? Из того же тайного прохода? И когда они успели их достать?
- Ну же, Лео, будь умничкой и иди сюда, – поманил пальцем Лео Стокман, не обращая внимания на рычания Рафа, которому не удавалось отцепить назойливого робота.
Несмотря на свои размеры, эти мышеловы были проворнее, умнее и яростней предыдущих. Лео пожалел, что оставил свои мечи в комнате – было бы больше шансов. Но роботы всё наступали, и вскоре бесстрашного лидера постигла бы такая же участь, что и Рафа.
- Ну?
Лео не хотелось плясать под дудку этого психопата, потому что другой «псих» нуждался в его помощи, так что нужно было пробиваться. Лео принял боевую стойку, приготовившись сражаться с машинами голыми руками…
- Стой!
Вдруг из-за плеча Стокмана появилось лезвие меча и коснулось его шеи. Стокман замер, его роботы тоже. Но Лео больше не обращал на них внимания.
Этот меч…
Нет, это точно ни один из тех, что лежали в его коморке, ну руки, сделавшие их, явно были его. У каждого брата был свой способ создания оружия, и Лео без труда смог бы узнать свою работу. Но… У кого он сейчас находился?
Когда Раф поднял голову, Стокман слегка обернулся и Лео сделал шаг в сторону, чтобы разглядеть таинственного незнакомца, все разом лишились дара речи. В очередной раз за это время Лео показалось, что это был сон. Как ни как, а ему раньше не приходилось сталкиваться с подобным …
Тем, кто приставил лезвие катаны к горлу учёного… Был Лео…

@темы: фанфики

URL
   

Обитель Безумия

главная