01:26 

Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
Название: Fallen
Автор: Рен.
Бета: Марина
Фэндом: TMNT
Жанр: драма, экшн, ангст.
Рейтинг: от G до NC-17.
Пейринг: Раф/Лео, нео-Раф/Лео – основные.
Предупреждение1: ООС, AU, H/C, slash.
Предупреждение2: фанатам Лео и ненавистникам насилия лучше сразу бросить чтение этого фанфика.
Саммари: благодаря очередному полному своими заскоками артефакту Эйприл, Лео перемещается в параллельный мир. Отличий от его мира достаточно много, но самое жуткое преобразование – это потеря своего статуса лидера в команде черепах и цена, которую он заплатил за это. Как это произошло? Куда делись его братья? И какую тёмную роль сыграл в этом Раф?
От автора: альтернативная реальность для меня уже не ново, но я ещё не делала так, чтобы туда попадали герои из уже существующей реальности. Так что, огрехи наверняка будут.

Глава (тьфу-тьфу-тьфу) 13. Понять и… простить… (с)

Лео не соврал Майки: он действительно пошёл к своему двойнику, и взял пиццу с собой на случай, если бы тот проголодался. Но истинная причина его визита была несколько другая…
- Можно?
Было очень непривычно стучаться в дверь собственной комнаты. Всё вокруг казалось таким знакомым и таким родным, но это был не его дом. Один лишь этот факт приводил владельца катан в уныние.
Н-Лео кивнул, мол, можно. Он, судя по всему, тренировался с мечами и, как мог наблюдать Лео, пока не очень успешно.
- Может, перекусишь? Майки сделал просто отменную пиццу.
Улыбнувшись, н-Лео кивнул снова и сел на край кровати. Лео сел рядом с ним и, передав тарелку, стал осматривать помещение.
Несмотря на долгое отсутствие хозяина, комната содержалась в изумительном порядке. Видимо, Донателло, веря, что когда-нибудь его лидер вернётся домой, всегда готовился к этому. И вот, его мечта исполнена… Но такое чувство, что радости ни ему, ни н-Лео это не прибавило.
- Ты не очень-то уверенно пока держишь меч, – как бы невзначай заметил владелец катан.
- Я не брал его в руки три года, – вздохнув, сказал н-Лео. – Если честно, я впервые за это время взялся за него лишь вчера. И в итоге… в итоге, от меня не было никакого проку…
- Я бы так не сказал, – улыбнулся Лео. – Тогда твоё появление воодушевило Рафа.
Н-Лео никак не среагировал, но, похоже, упоминание о младшем брате не было самым приятным для него. Поэтому Лео решил побыстрее сменить тему разговора, правда, на не менее скользкую тему.
- То, как мы выбрались из того здания… Ты этим путём сбежал год назад?
Лучше бы продолжил говорить о Рафе! Парень смутился ещё сильнее, вертя в руках недоеденный кусок пиццы. Надо же было любопытству дать волю! Молодец, Леонардо, нечего сказать.
- Слушай, я…
- Как-то, – вдруг начал н-Лео, – когда Раф отсутствовал, а Майки был на кухне, я подошёл к тому окну… Я часто ходил к нему… полюбоваться видом заката, но в этот раз… Мне захотелось взглянуть на город, поэтому я посмотрел вниз…
Лео терпеливо кивнул, решив пока не брать в расчет плохо скрытые желания двойника совершить самоубийство.
- Я увидел этот спуск. Я не знаю, откуда он и для чего, но кто бы его ни построил, он явно не хотел, чтобы его обнаружили: снизу его заметить было невозможно, так как по цвету он сливался со стеной. В общем, я, долго не думая, решил рискнуть спуститься по нему… Мне чудом удалось проскочить мимо охраны и скрыться в канализационном люке.
Домой я идти не собирался. Я знал, что там Донни и что Раф непременно захочет проверить его. Куда ещё податься, я не имел ни малейшего понятия. Блуждая из переулка в переулок, я подумал, что не было смысла бежать. Рафаэль искал меня повсюду, и вечно от него убегать я не мог. Я уж было отчаялся, пока меня не обнаружила одна добрая женщина и не пригласила к себе в дом. Я думал, она сдаст меня, но нет. Она ухаживала за мной, кормила меня, помогла встать на ноги… Позже я выяснил, что она доктор. Я до сих пор чувствую слабость, но благодаря ей я теперь могу передвигаться не только ползком, и моя душа почувствовала облегчение. Мне не хватит слов, чтобы отблагодарить её.
- Да уж, – хмыкнул Лео, смотря куда-то сторону. – Хотя бы тебе повезло с «таинственными незнакомками». Первая встречная сдала меня Хану…
Н-Лео ничего не ответил, и когда Лео взглянул не него, то с удивлением обнаружил, что его лицо было наполнено чувством бесконечного раскаянья. Он что, чем-то его обидел?
- Что с тобой?
- В общем… В дни, когда Хан совершал обход, я отсиживался в подвале, чтобы меня не заметили. Однажды в один из таких дней, вечером эта женщина пришла ко мне в подвал встревоженная и стала искать телефон. Я испугался: что же могло случиться. Она сказала, что в одном из переулков её дочка обнаружила демона-оборотня, принявшего мой облик. Она сказала, что он даже характером несколько напоминает меня, и решила сыграть на этом. Говорит, пусть они схватят этого демона, и я тогда смогу жить нормально, ничего не опасаясь…
- Да похоже, что у вас этих демонов боятся до ужаса, – рассмеялся Лео. – Хотя странно, если учесть, что я никого из этих самых демонов не видел. Хотел бы я посмотреть на вашего.
Лео был настолько увлечён рассказом, что истинный смысл последнего воспоминания дошёл до него не сразу. А когда дошёл, улыбка Лео стала более истеричной. Он чувствовал себя так, будто на него свалили груду металлолома. Чувствовал себя лепёшкой.
- Тот «демон», о котором ты говоришь… Это случайно не я был?
Н-Лео выглядел так, что готов был провалиться сквозь землю, что являлось подтверждением. Лео хлопнул себя ладонью по лбу, с чувством глубочайшего шока переваривая информацию.
- Я-то думал, она сдала меня из-за денег… А она просто… пыталась защитить тебя?
- Прости меня, – двойник зажмурился, сжав руки в кулачки на коленях и прикусив губу. – Я знал, что демон не может копировать характер, поэтому я хотел вмешаться, чтобы мы не совершили какую-нибудь ошибку… Но она не слушала меня. Подняться я не мог – без помощи я не мог выбраться из подвала. Прости, пожалуйста… Если бы не я, ты бы не… Не…
Владелец катан поспешил приобнять своего «близнеца», чтобы тот не дай Бог не разревелся. Даже после услышанного он не мог винить его. Напротив: теперь то разочарование, которое он испытал, когда столкнулся с этой семейкой, было развеяно, и у него на душе стало гораздо спокойнее. Он хотя бы знал, что пострадал не из-за людской жадности.
- Всё хорошо, Лео. Ничего страшного. Главное, что мы оба живы-здоровы, верно?
Н-Лео отрицательно покачал головой.
- Тебе пришлось перенести этот ад, эти муки, хотя тебя это не касалось… Я ведь знаю, каково было это: боль, унижение, подавление… Я не хотел, чтобы на моей совести пострадал кто-то, кто стал жертвой вместо меня. Я стал тренироваться, как мог, пытался поскорее вернуть хотя бы часть своих сил. Я не до конца восстановился, но спустя неделю решил, что дальше тянуть нельзя. Поэтому я отправился к вам…
У подножья здания я встретил Дона и Майки, и вокруг них лежали люди Рафа… Похоже, Стокман пустил в ход усыпляющий газ, чтобы пройти мимо них… Он каким-то образом узнал о проходе и ещё более загадочным образом смог поднять вверх по трубе… Ну ладно…
Разумеется, Дон и Майки были очень удивлены, увидев меня, ведь они считали, что я находился наверху башни… В общем, мы быстро всё обговорили, и Дон сделал вывод, что ты, скорей всего, из другого мира или типа того… Ты же знаешь, какой он у нас мозговитый… Меня это не остановило: узнав, что планирует Стокман, я помчался к вам. Я хотел помочь тебе и…
Н-Лео прервался, прикусив нижнюю губу. Его терзали страх и сомнения, это было заметно. Лео ждал правды, но правда была в том, что его «близнец» сам не знал, в чём она заключалась.
- Скажи мне… – начал Лео. – Что ты чувствуешь по отношению к Рафу? Только честно…
Сглотнув, юный ниндзя закрыл глаза и опустил голову.
- Он причинил мне много боли. Что, по-твоему, я могу чувствовать к нему?
Лео печально вздохнул.
- Только ненависть. Согласен. Но ведь ты помог ему… Ты перевязал его раны и всё такое…
- Не думай, что я настолько потерян, чтобы полностью ослепнуть из-за своих страхов.
На лице н-Лео заиграла ироничная улыбка. И что-то в ней Лео не понравилось: было такое чувство, что её хозяин выносил себе или Рафу приговор.
- Я знаю, что Раф позволил себе стать слепым. Я знаю, что он завидовал мне, потому что я был лидером. Поэтому он отыгрывался на мне, когда получил власть, намного превосходящую мою. Он хотел как можно больше унизить меня… Но тогда… сегодня… я видел, что на самом деле он сожалеет о том, что сделал. Он никогда в этом не признается, но ему действительно нужна была помощь. Кто-то должен был вправить ему мозги… Поэтому… Может и хорошо, что ты здесь… Тебе удалось хоть как-то расшевелить его…
- Хех… – усмехнулся Лео. – Майки сказал то же самое… Но… Что ты теперь будешь делать?
Н-Лео улыбнулся ещё шире. Его улыбка дрожала
- Возможно, когда-нибудь я смогу его простить. Мы снова станем братьями и сможем доверять друг другу. Но…
Бывший лидер внезапно посерьёзнел. Его взгляд похолодел.
- Я не думаю, что я смогу снова полюбить его, как прежде…
Вот это уже было похоже на выстрел в сердце. Лео не знал, почему это задело его. Не знал, почему он волнуется о вещах, которые его не касались. Ведь н-Лео дело говорил: Раф подорвал доверие того, кто его любил, и простить подобное считалось невозможным. Поэтому это было вполне справедливо.
Тогда почему Лео так не хотел, чтобы всё закончилось именно так?
«Я действительно любил его. Он был для меня всем. Ради него я готов был пойти на всё. Ты понимаешь? Я это сделал не ради себя! Ради него! Я ради него получил эти чёртовы шрамы, которые до сих пор причиняют мне боль при одном воспоминании о той ночи!»
- Значит, ты не знаешь, что Раф убил Шреддера ради тебя?
Судя по недоверчивому взгляду н-Лео, тот в самом деле не знал этого.
- Кто тебе такое сказал?
- Он сам. И ещё он сказал, что был поглощён ненавистью и мучил тебя потому, что ты не понял этого. Не понял того, что весь этот бой был для тебя.
- И ты ему поверил?
- Да, я ему поверил.
- И напрасно! – вдруг закричал н-Лео, с яростью уставившись в пол. – Он хоть и сожалеет, но я ещё раз повторю: он никогда не признает свою ошибку! Никогда! Наверняка, он просто хотел перед тобой оправдаться и покривляться!
Лео даже не рассердился. Он спокойно смотрел на вышедшего из себя двойника, который пытался привести в порядок своё дыхание. Похоже, он давно не кричал с такой неистовой яростью.
- Перед тем, как сказать это, Раф чуть меня не задушил.
- Что? – испуганно взглянул на него н-Лео.
- Он говорил, что во всём был виноват я… То есть не я… Это был один из тех частых случаев, когда он видел во мне тебя. Когда Майки остановил его, он был в состоянии шока. Я знаю Рафаэля: в таком состоянии он никогда ничего не скрывает, никогда не врёт. Мой Раф такой, и я уверен – этот тоже.
Н-Лео опустил взгляд. Сомнения в его душе усилились, ведь всё сказанное, судя по всему, было правдой. Лео не хотел давить на него, но ему хотелось, чтобы этот парень знал всё, прежде чем делать столь резкие выводы. Даже если бы решение от этого не изменилось, он бы не остался в неведении.
- И что же ты мне предлагаешь? Снова дать ему шанс?
- Я лишь рассказал тебе о его положении. Выбор ты должен сделать сам.
Лео с облегчением заметил, как его двойник улыбнулся. Без всякой иронии, а искренне, словно с его души упал тяжкий груз. От этого стало легче и самому владельцу катан.
- Лео.
- А?
- А ты… Скучаешь по Рафу?
- Эммм… Он же сейчас вместе со Сплинтером…
- Ты прекрасно знаешь, о ком я спросил.
Лучше бы он его не спрашивал об этом. Воспоминания о Рафаэле причиняли боль. Так тяжко было осознавать, что ты не в силах хотя бы узнать, как он… Лео уже не мог держать это в себе. Он был на пределе.
- Я хочу домой. Я хочу поскорее увидеть его и других… Но его всё-таки больше. И я…
Больше он говорить себе не позволил. Он вспомнил, что поклялся себе быть сильным, пока он не вернётся к Рафу. И он собирался сдержать это обещание. Ведь если бы он сейчас дал волю слабости, он бы ни за что не вернулся назад.
Н-Лео, понимая это, положил руку поверх его и улыбнулся.
- Ясно. Тогда… Можно попросить тебя об одной вещи?
- Какой?
- Я хочу… Чтобы ты научил меня драться… Снова… Помоги мне обрести силу, чтобы я тоже смог всё увидеть незамутнённым взглядом…

Глава 14. Восстановление братства.

Через час оба Лео решили выйти в гостиную. Не мог же мастер Сплинтер держать у себя Рафаэля вечно. Но никого из них там до сих пор не было. Вместо этого юные ниндзя застали очень трогательную… и весьма откровенную сцену.
На диване сидел Донни, а на его коленях удобно устроился Майки. И они целовались. Руки самого младшего брата поглаживали плечи и грудную пластину умника, в то время как второй плавно водил ладонями по бёдрам Майки, постепенно приближаясь к…
Носители голубой повязки обменялись многозначными взглядами – н-Лео даже не смог сдержать улыбки – не решаясь прервать парочку от их занятия. Очевидно, что они оба догадывались об отношениях Дона и Майки, но прямых доказательств этого не имели.
Лео вспомнил, как Майки часто при упоминании имени Донателло грустнел, всем своим видом показывая, как скучал по нему, и говорил, что именно Донни попросил младшего приглядеть за их лидером. И поэтому Лео не раз задумывался: не слишком ли сурово их гениальный брат поступил с Майки? Владелец нунчак был нянькой одновременно двум братьям, в то время как мастер бо отсиживался здесь, непонятно зачем – ведь вряд ли Сплинтер был здесь всё это время, чтобы за ним присматривать. В отличие от остальных братьев, Майки всегда умел прощать, и потому нужно было, чтобы кто-нибудь поговорил с Донателло. Так, для профилактики, чтобы не слишком расслаблялся.
Лео надеялся, чтобы этим «кем-нибудь» оказался не он. Всё-таки рано или поздно ему придётся покинуть это место, и постоянно помогать братьям выяснять отношения между собой он не мог. Его ждала своя семья со своими проблемами. А за этой семьёй должен был присматривать н-Лео.
За час они успели немногое. В основном, медитация, которая уже оказалась для н-Лео трудновыполнимой задачей. В его голове постоянно вспыхивали воспоминания, о которых Лео лучше было не знать. Под конец «сеанса» всё же удалось стабилизировать внутреннее состояние бедной черепахи, и Леонардо попросил её сделать пару упражнений. Получалось всё ещё кое-как, но уже более уверенно. Н-Лео успел достаточно восстановить свои боевые навыки лишь за одну неделю. Проблема оставалась одна: душевное состояние. И Лео считал, что единственным, кто мог помочь его близнецу полностью восстановиться, был Рафаэль… Интересно, что с ним должно было стать после беседы со Сплинтером?
Донни и Майки времени не теряли. Всё ещё находясь в неведении, что за ними открыто наблюдали, или даже не опасаясь подобной возможности, Дон переместил руку на внутреннюю сторону бёдер Майки и едва коснулся промежности, отчего младший приглушённо застонал. Удовлетворённый такой реакцией, Донни погладил короткий хвостик Майки, дразня его и возбуждая. Лео чувствовал, как краснеет. Это было совсем не то, что с н-Рафом, когда тот его насиловал или пытался превратить их секс в добровольно-принудительный. Здесь чувства братьев были взаимны, они оба получали наслаждение от прикосновений, и Лео им немного завидовал. Он часто стеснялся, когда Раф – его Раф – ласкал его там и тут, отчего носитель красной повязки иногда любя подкалывал его.
«Если я когда-нибудь выберусь отсюда, Раф может делать со мной, что хочет» – решил про себя Лео.
Но идиллия была прервана звуком открывающейся двери. Младшие братья, как по команде, молниеносно расселись по разным сторонам дивана, упорно делая вид, что ничего не было. Майки ко всем прочему положил на колени диванную подушку. Ещё бы: обломать такой момент! Даже Лео было немного обидно за это…
Из комнаты Сплинтера вышел Рафаэль. По выражению его лица можно было подумать, что никакого разговора между учителем и учеником вообще не состоялось. Он был всё так же хмурым и пытающимся удержать своё безразличие ко всему происходящему. Впрочем, так же было и у выходящего за Рафом Сплинтером: он тоже ничем не показывал, что только что разговаривал со своим «блудным сыном».
- О, вы все уже здесь. Присядьте, пожалуйста, дети мои.
Лео это насторожило. Обычно Сплинтер просил всех детей склониться перед ним, а тут он предлагал лишь присесть. Что это было с ним? Однако спорить владелец катан не стал и послушно сел на кресло. Н-Лео присел на другое кресло, а Раф устроился на подлокотнике дивана, сложив руки на груди. Сплинтер сел на кресло-качалку – а она-то тут откуда? – оглядел своих сыновей.
- Прежде всего я хотел бы выслушать историю нашего гостя, – он показал рукой в сторону Лео, – то, кто он и как здесь очутился. Затем я предоставлю слово Донателло.

Лео рассказал свою историю появления здесь сжато, и члены этой семьи всё время молчали. Сплинтер многого не спрашивал, а лишь обещал, что если в его силах будет вернуть гостя домой, он это сделает с великой честью. Взамен мастер попросил у него помощи, и на вопросительный взгляд Майки и н-Лео ответил, чтобы им всё рассказал Донателло.
О планах Стокмана братья уже знали. И прежде чем объяснить всем присутствующим свой замысел, Дон спросил:
- Вы будете сражаться?
Это должна была быть реплика Сплинтера, но тот даже не шелохнулся, а молча посмотрел на своих сыновей. Неужели за эти года мастер искусства ниндзя так ослаб духом и даже не попытался, подобно н-Лео, восстановить его?
Тем не менее, прочих это не смутило. Майки тут же вскинул вверх правую руку:
- Конечно!
«Неудивительно» – улыбнулся Лео, вспомнив недавнюю интимную сцену, и сказал:
- Я вам помогу. Можете на меня рассчитывать.
Дон благодарно кивнул. С места встал н-Лео.
- На меня тоже.
Все присутствующие с удивлением уставились на него.
- Ты уверен, что сможешь? – с беспокойством спросил брата Дон. – Ты же так сильно…
- Смогу, – твёрдо ответил н-Лео. – Я буду сражаться с вами, и не останусь в стороне.
Комнату тут же наполнил боевой дух. Такое приятное воодушевление, уверенность в том, что всё получится… Интересно, подумал Лео, когда он так же подбадривал своих братьев, они испытывали то же чувство?
Дон прикрыл глаза и улыбнулся.
- Дело твоё, бесстрашный лидер…
Вдруг послышался звук сильного удара по деревянной поверхности. Это Раф поднялся со своего места, ударив по близстоящему столику. Все взгляды теперь были прикованы к нему. Дон же скептически улыбнулся:
- Только не говори, что ты тоже будешь сражаться с нами.
- Имеешь что-то против? – спросил Раф, косясь на Дона.
- Вообще-то, после всего, что ты…
- Если ты ждёшь, что я буду тут распинаться перед вами, то ты сильно ошибаешься. У меня свои причины помочь вам, и я это сделаю, хотите ли вы этого или нет.
Лео ожидал, что Донателло будет протестовать, но тот, как и в случае н-Лео, просто улыбнулся и согласился.
- Не подведи нас, брат.
Раф фыркнул и сел назад. И зачем только вставал?
- Отлично! – хлопнул по колену Дон. – Если все согласны, я объясню свой план…
План был до того прост и до того пугающим, что Лео какое-то время сомневался в его благоразумии. Дело в том, что после смерти Караи Чаплин отдал Дону чертежи некогда грозных ботов-Караи, и умник, изучив их, смог соорудить за эти три года несколько десятков таких роботов. Причина беспокойства была простая: имея такую боевую мощь, у Дона была возможность поработить не то что город, но и весь штат. И хотя Донателло не направил эти машины на цитадель Рафа – что тоже несколько настораживало – не было уверенности, что он не мог использовать их для своих целей. Однако Донателло заверил, что те чертежи он уже уничтожил, а роботы, скорее всего, не доживут до конца битвы. И это также несколько пошатнуло уверенность братьев.
- Стокман пустит в ход больших мышеловов и тех, кого мы видели в башне Рафа. Боты-Караи будут бороться с первой группой, и даже если уничтожат всех, вторая группа их добьёт. Мы же будем сражаться именно со второй группой. Чтобы удержать позицию, мы доберёмся до базы и постараемся уничтожить там их большую часть. Хотя проще будет достать до самого Стокмана в его комнате управления, где мы включим программу самоуничтожения.
На скромный вопрос любопытного Майки, почему же Дон всё-таки не пустил этих роботов раньше, владелец бо ответил:
- Мне не хватало чипа контроля, чтобы завести их. Но когда мы спасали Хана и других наёмников от мышеловов, я вытащил из них несколько таких чипов. Остальные я смогу сделать за ночь. Ещё вопросы?
Вопросов больше не было.

После этого небольшого собрания все хотели снова разделиться и пойти по своим делам, но тут Лео поднялся и сказал:
- Постойте!
- В чём дело, Лео? – с удивлением спросил Майки.
- Мне кажется, что Дон сделал кое-какой огрех в своём гениальном плане. Есть ещё одна деталь, без которой нам ни за что не победить.
Дон вопросительно изогнул бровь.
- Какая же?
- Командный дух.
Каждый из братьев широко открыл глаза, словно они вспомнили какую-то очень важную вещь, о которой давным-давно забыли. Сплинтер же просто закрыл глаза. Лео нахмурился и продолжил:
- Я достаточно хорошо знаю вашу историю, чтобы понять, сколько шрамов она оставила в каждом из вас. И я знаю, что вы сейчас готовы обвинить в этом Рафа (владелец саев отвёл взгляд), но разве он виноват, что вы не можете доверять не только ему, но и друг другу? Одного участия в этой битве недостаточно. Вы всегда были сильны, как команда, так верните это! Вы должны принять прошлое и суметь простить других и себя. Вы должны снова стать братьями. И пока я с вами, я хочу доверять вам, как своим братьям, и также желаю, чтобы вы отвечали мне взаимностью. Только так мы сможем защитить этот город, и… наш дом.
Лео протянул руку вперёд ладонью вниз, ожидая поддержки от других. Первым положил ладонь на его руку Майки. Он был тем, кто желал вернуть их семью больше всего, поэтому он был полностью согласен с Лео.
Вторым был Дон. При Лео двойник его родного брата никогда так искренне не улыбался. Было видно, что он согласился не только для того, чтобы поддержать Майки: в душе он одинаково беспокоился обо всех своих братьях. И, похоже, что он всё-таки смог принять Лео.
Трое черепах посмотрели на двух старших братьев. Они бросали короткие взгляды друг на друга и не решались подойти. Можно было подумать, что им обоим мешала гордость, ибо они не хотели сделать первый шаг раньше другого, но Лео видел, что происходило на самом деле: эти двое боялись друг друга.
- Лео, – обратился владелец катан к своему двойнику. – Ты говорил мне о втором шансе. Почему же не использовать его сейчас? Раф, ты решил взять на себя ответственность. Мне кажется, сейчас самая подходящая ситуация. Вы не находите?
Дальше Лео не собирался ничего говорить. Он лишь напомнил кое о чём этим двум, а дальше они должны были сами решить, что делать.
И н-Раф, и н-Лео некоторое время, казалось, боролись с собой и всё же решились посмотреть друг другу в глаза. И снова, как тогда, после падения башни, между ними происходил немой диалог. Продолжался он недолго, но результат поразил всех присутствующих. Они встали одновременно и подошли к остальным черепахам. Раф неуверенно взглянул на Дона, и когда тот слабо улыбнулся и коротко кивнул, он сделал глубокий вдох и положил руку поверх его. Её накрыл н-Лео. Сначала Лео почувствовал, как Раф вздрогнул, но быстро успокоился и даже возобновил своё дыхание.
Наш Лео ощутил, как аура в их круге, разделённая на несколько частей, стала сливаться в единое целое, и дух братства хоть и не до конца, но всё же охватил всех черепах. Четверо снова становились одним… И в этот момент Лео тоже чувствовал себя одним из них.
Завершил этот процесс подошедший и положивший поверх их рук свою Сплинтер. Лео увидел в нём того же гордого и сильного мастера, каким был его учитель. Видимо, то, что его сыновья восстановили связь друг с другом, придало ему сил и уверенности.
И Лео надеялся, что эта связь не разорвётся даже после битвы.

Глава 15. Легче не будет.

После совещания братья ещё некоторое время посидели вместе. Лео было приятно видеть, как эти четверо восстанавливали отношения между собой: в особенности, с Рафом. Он и н-Лео ещё не могли спокойно беседовать друг с другом, но, по крайней мере, выносили компанию друг друга и даже улыбались. Н-Лео сказал, что восстановить прежние отношения между ним и владельцем саев уже невозможно, однако Лео хотелось верить, что это было не так.
Потом все разошлись по своим комнатам: Донни – готовиться к завтрашней битве, остальные – выспаться, как следует. Но Лео задержался, и когда все остальные закрылись в своих комнатах, он остался в гостиной один на один со Сплинтером.
- Ты что-то хочешь, дорогой наш гость? – тот, видимо, ожидал, что с ним захотят поговорить, поэтому даже не встал со своего кресла. Лео иронично улыбнулся:
- «Гость»… Когда мы с братьями оказались однажды в другом измерении, Сплинтер относился к нам не как к гостям, но как к своим ученикам. Я не могу поверить, что вы…
- Что я веду себя, как обычный старик? – грустно улыбнулся в ответ Сплинтер. – Понимаю…
- Я не о том. Ладно я, но вам не кажется, что вы слишком холодно отнеслись к своим сыновьям? Особенно к Майки и Лео? Им столько пришлось пережить, а вы лишь бросили им пару слов и всё. Я уверен, что они хотели хотя бы просто прикоснуться к вам, но сдержали свой пыл, но поймите – я стерпеть это не могу.
Тут крыс нахмурился и отвёл взгляд. Замечание явно смутило его. Но Лео даже не стал его жалеть: похоже, что Сплинтер даже на секунду не задумывался о своём поведении… Или это было не так?
- Я прекрасно понимаю, что пережили мои сыновья – все четверо. Но и ты пойми меня: то, что произошло три года назад, настолько пошатнуло моё душевное состояние, что мне стало труднее держаться на ногах, не то, что твёрдо отстаивать свою позицию. Я потерял родительский контроль над Рафаэлем, а значит, потерял хватку, чтобы называть себя мастером всех своих…
- Я прекрасно понимаю, что вы пережили, мастер, – прервал крысу Лео. – Мне самому было трудно, когда я вернулся через год домой и обнаружил, что мои братья не так прислушиваются к моим указаниям, как прежде. Больше всего проблем было с Рафом. Но в итоге мы справились с этим и снова стали дружной командой. Может, вы скажете, что у нас существенная разница в возрасте, однако не возраст помешал вам сейчас встретить этих четверых, как своих учеников или как своих сыновей. Вы говорили с Рафом наедине, но то же самое вы могли бы сделать для своего старшего сына и для младшего.
Сплинтер нахмурился. Слова Лео явно задели его, и юный ниндзя не мог поверить, что он читает нотации некоему, когда-то равному по силе и мудрости его учителю. То же самое было в ту ночь, когда н-Раф покаялся перед Лео и просил убить его. Ситуации были разные, но этот Сплинтер был сломлен так же, как и его вспыльчивый ученик. Вдруг владелец катан заметил, как двойник его учителя слабо улыбнулся.
- Про Леонардо и Микеланджело примерно то же самое сказал мне Рафаэль, когда мы беседовали.
- Что?
- Похоже, ты действительно сумел повлиять на него сильнее, чем я когда-то. Что ж, за это мне действительно следует сказать «спасибо». Однако как думаешь, каковы шансы, что мои дети прислушаются ко мне снова, как раньше?
Вопрос был справедливый. Однако ответ не заставил себя ждать:
- Лео хочет попробовать помириться с Рафом, что говорит о том, что у него осталась способность прощать. Майки остался таким же добрым и приветливым, как раньше. И я уверен, что в душе Дон тоже остался прежним. Всё, что вам нужно сделать, это первый шаг навстречу им.
Сказав всё, что хотелось, Лео обернулся и поспешил удалиться в спальню, оставив Сплинтеру пищу для раздумий. Владельцу катан очень не хотелось быть нянькой всем им, но и смотреть на то, как отец не в силах снова принять своих сыновей, было невыносимо больно. Пришлось слегка подтолкнуть старого крыса к тому, чтобы снова стать им хотя бы учителем.

Завернув за первый угол, Лео услышал:
- Очень воодушевляющая речь, бесстрашный лидер.
Раф стоял рядом, прислонившись к стене, и держал в руках мешок, из-за которого он рисковал похоронить себя под камнями собственной крепости. Владелец саев не был настроен враждебно, и это успокоило Лео.
- Ты просто подслушивал или хотел что-то сказать мне?
Хмыкнув, Раф открыл перед ним мешок. Лео посмотрел в него и увидел недостающие элементы своей одежды, которые бывший садист конфисковал у него в первый день.
- Раф…
- Негоже нашему освободителю разгуливать, в чём мать родила.
Усмехнувшись «красноречию» Рафа, Лео принялся надевать всё на себя.
- Эмм… Спасибо, Раф… Только ради этого ты отправился к себе в комнату…
- Пфф… Не льсти себе!
Леонардо вопросительно уставился на Рафа и, увидев, как тот покраснел, снова взглянул в мешок и увидел там ещё один мешочек. Неудивительно, что он был настолько тяжёлый!
- Что это?
- Да так… Снаряжение Лео… Ну… Того Лео…
После нескольких секунд удивления лидер не смог сдержать улыбки. Раф сохранил вещи н-Лео, хотя мог попросту выбросить их, так как в ближайшие несколько лет они бы ему не понадобились. Может, Рафаэль надеялся, что когда-нибудь он сможет ответить за свои грехи и спасти брата от самого себя… Впрочем, сейчас имело значение не прошлое, а настоящее, и сейчас Раф не просто надеялся или предполагал, а действовал, чтобы восстановить с н-Лео и другими потерянную связь.
Лео взглянул на владельца саев так, что тот даже немного смутился.
- Что?
- Ты защищал права Лео, когда увидел, что Сплинтер холодно к нему отнёсся. Это было смело с твоей стороны.
Округлив глаза и ещё больше покраснев, Раф поспешил отвернуться.
- Пока это единственное, что я могу сделать для него.
Вот что за панцирь? Снова этот горе-садист вызывал жалость одним своим видом. Лео просто не терпелось сказать ему, что надежда ещё была, что его двойник уже был готов помириться с ним и что ещё существовал крошечный шанс того, что они смогут восстановить свои отношения. Но нет: юный ниндзя и так сделал слишком много для Рафа, рассказав н-Лео о его исповеди, а дальше они должны были разбираться сами, иначе всем надеждам пришёл бы крах. Единственное, что от требовалось от незваного гостя, это помочь в грядущем сражении… Ну, и при возможности сказать пару слов Дону по поводу Майки…
Всё-таки присматривать за собственными братьями было куда проще.
Вспомнив о них, а заодно и о Рафе, Лео вновь почувствовал укол в сердце. Как же нетерпелось его увидеть. Казалось бы, лишь одна минута, проведённая с ним, могла исцелить все шрамы на его теле, которые хоть и слабо, но до сих пор побаливали и начинали гореть, вспомнив те ужасные пытки.
Вдруг рука мягко легла на его плечо. Очнувшись от раздумий, Лео поднял голову, и его лицо очутилось в опасной близости от Рафа. Владелец саев смотрел на него так, будто бы смог увидеть в нём эту боль, прочёл все его мысли, и теперь пытался хоть как-то его поддержать. Нет уж! Ещё раз высказываться по поводу своей тоски он не хотел. И внешностью его не обмануть: даже если этот тиран выглядел, как его любимый Рафаэль, и даже если в нём не было той прежней хладнокровности и жестокости, Лео ни за что бы не признал в нём своего брата, по которому дико скучал.
- Я бы обнял тебя, чтобы хоть как-то утешить, – вдруг тихо произнёс Раф. – Но мы оба знаем, что ни тебе, ни мне легче от этого станет.
Несмотря на пробивающиеся предательские слёзы, Лео улыбнулся и накрыл руку Рафа на плече своей.
- И за это я очень тебе благодарен.

Лео не выспался. Он уже давно нормально не высыпался, но в этот раз у него не просто до того вымоталось тело, что теперь не могло расслабиться, но и вообще вся команда спала очень мало.
Черепах разбудил Майки. Донни куда-то пропал, но на расспросы братьев мастер нунчак ответил, что умник отошёл по делам, но роботы уже были в боевой готовности: оставалось только отдать им команду, а сам Дон обещал присоединиться к ним вскоре после начала сражения. Лео подозревал, что Донателло ушёл в то самое место, где владелец катан очутился в этом измерении и которое он вчера перед сном показал Дону на карте. Однако никто не мог понять: как Донни мог оставить их в решающий момент и отправиться делать то, что мог бы сделать и потом? Но выбора не было: роботы Стокмана были уже на подходе.
И вновь роль лидера взял на себя н-Лео, который обрёл некоторую уверенность в себе и стал крепче держать меч в руках. Всё-таки медитации сделали своё дело.
- Но без Донни нам будет нелегко, – вздохнул новый лидер. – Ведь всё придумал именно он, поэтому…
- Не переживай! – тут же откликнулся Майки. – Донни обязательно придёт, нам нужно будет лишь его подождать.
Раф фыркнул, пробурчав что-то о «хуке слева», а Лео просто промолчал, хотя в душе стало тепло от того, что Майки так верил в своего любимого.
Всё же владелец катан затронул тему назначением Доном Майки нянькой для Рафа, но их разговор получился очень короткий. После того, как Лео высказал своё негативное мнение к поступку Дона, тот сник и почти что с яростью ответил:
- Он должен меня ненавидеть, я это знаю! Но я бы не смог выдерживать руководство Рафа над собой – даже ради Лео – в отличие от Майки. Знаю, я поступил, как хладнокровный ублюдок, но как я могу заставить Майки ненавидеть меня, если он сам этого не хочет? Винить себя – это всё, что я могу. Я пробовал освободить его от меня, но он… Он по-прежнему верит мне. Что ещё я могу сделать?
На этом диалог на данную тему закончился. Дон не глупец, ему нотаций больше не надо – он сам должен был понять, что нужно делать. Лео всегда уважал это качество в «мозговом центре» команды.
Но сейчас нужно было сосредоточиться на предстоящей схватке.

Перед тем, как юные воины ушли, к ним вышел Сплинтер. Явно воодушевлённый нотациями Лео, он сказал всего одну фразу, но и этого хватило, чтобы у всех черепах поднялось настроение и прибавилось боевого духа:
- Что бы ни случилось, я горд вами, мои сыновья.
И хотя он подобные слова уже звучали когда-то давным-давно, одной фразы «мои сыновья» было более чем достаточно.

* * *
Что хорошего в том, чтобы быть ниндзя, который не получает от драки никакого удовольствия? А то, что в таком случае битва проходит очень быстро, совсем незаметно. И главное: даже не можешь толком вспомнить, когда, к примеру, явилась «армия» Стокмана, когда пали первые боты-Караи, сколько они с ребятами успели убрать врагов и как близко они приблизились к штабу безумного учёного, который, как выяснилось, всё это время находился под землёй, а потом, после осознания Бакстером того, что преимущество было на стороне черепах, было поднято на поверхность.
Лео жил тем, что происходило в настоящее время. К примеру, сейчас он сидел за одним из обломков от цитадели Стокмана, в то время как братья находились в совершенно другом месте. Рация, по которой они переговаривались, была повреждена, и последнее, что Майки сказал перед тем, как её не стало, это то, что Дон вернулся в строй. Очень вовремя, учитывая, что часть мышеловов ещё бродила где-то. Вчетвером им было бы легче справиться. А что же до самого Лео… Ну, его задача проще: пройти мимо десятки сильных мышеловов, добраться до Стокмана, который находился прямо перед ним за разрушенной стеной и явно успевший вооружиться… Что может быть проще для черепахи с кровоточащей раной в ноге, которая собиралась вступать в бой с психопатом и его творениями в одиночку?
Да, Леонардо не любил вспоминать подробности подобных сражений, но это не означало, что они не оставили свой ядовитый след в нём. Честно говоря, эта битва была последним делом, которое требовалось и без того вымотанному ниндзя. Заточение у н-Рафа (уже достаточно много), недостаток отдыха и питания, проблемы в семье, к которой он не принадлежал, но в чью судьбу невольно ввязался… И долгая, мучительная разлука со своей настоящей семьёй. Для Лео это было слишком. Он готов был помочь всем, но теперь наступил такой момент, когда помощь требовалась ему.
Что ж, ждать помощи было некогда, да и, наверное, неоткуда, подумал Лео. Нужно было действовать, пока Стокман и в самом деле ничего не сотворил с собой, чтобы противостоять врагам… Про себя Лео подумал: когда всё это закончится, он позволит себе есть и спать столько, сколько хочет в течение недели… Если доживёт, конечно…
Вынырнув из своего «убежища», он мигом привлёк внимание всех мышеловов-охранников и, как ожидалось, те набросились на него. Эти неуклюжие машины не имели преимущества на неровной площадке, полной широких трещин и заваленной каменными обломками. А Лео, собрав всю свою волю, чтобы не дать ноге помешать ему снизить скорость, хитрыми манёврами выманивал одного робота за другим, постепенно уничтожая их. Но эта тактика прошла лишь с первыми семью: трое остальных держались вместе и нагоняли его, но он был уже достаточно близок к своей цели. Он проскочил в дыру в стене и, сжав в руке меч, приготовился увидеть доктора…
Но оказалось, что тот сбежал… Жалкий трус…
Замечательно! На него надвигались трое роботов, и всё, что он мог сделать, это убежать от них. Он уже не мог терпеть боль, но заставлял себя убегать обратно, к братьям.
Мышеловы были всё так же неповоротливы, и потому вскоре Лео, как показалось ему самому, удалось от них оторваться… Казалось, что он отошёл на безопасное расстояние от них и теперь мог спокойной идти по краю бывшего бассейна или что тут было у Стокмана, не рискуя свалиться в воду: в противном случае, он просто не мог бы выплыть.
Естественно, он не ожидал свиста за спиной, а за ним такого грома, что его попросту оглушили, и в глазах потускнело…
Всё происходившее после ощущалось и осознавалось очень слабо. Но кое-что он понимал: что бы ни случилось с ним, с его телом, он всё-таки упал в эту чёртову воду… Похоже, там оказалось глубже, чем он ожидал… А дальше он просто наблюдал, как отдаляется от света, пронизывающего мутную поверхность. У него не было сил потянуться к нему. Он слабел…
Ох… Свет перекрыла чья-то тень. Она росла, её черты становились всё чётче. Закрыв глаза, Лео почувствовал, как чьи-то руки обхватили его за пояс и потащили обратно, наверх. Словно издалека он услышал всплеск воды и чьи-то знакомые крики. Прикосновения к губам… И тут он задышал, словно забыл, как это делается, и только теперь вспомнил, как. Реальность возвращалась обратно, и Лео почувствовал себя живым, восставшим из мёртвым.
- Что это… было? – только и спросил Лео охрипшим голосом. Пусть ему стало легче, он чувствовал себя совершенно бессильным. Он достиг своего предела.
- Мышеловы. Похоже, один из них мог стрелять ракетами. Тебе повезло, что тебя только оглушило.
Лео усмехнулся. Ну конечно, это Раф, точнее, его двойник… Ладно, в этой реальности не было разницы, как его называть. Кому ещё мог принадлежать этот ворчливый голос? К тому же, пусть владелец катан ещё не мог отчётливо видеть, он различал знакомую красную повязку и черты лица черепахи.
- Боже, Раф… Где вы пропадали?
- Собирали цветочки. И куда тебя леший понёс? Ладно, даже спрашивать не хочу. Просто лежи, я сейчас…
Лео чувствовал, как Рафаэль перевязывал его рану на ноге. До чего мило, панцирь бы его побрал. Бесстрашный лидер уже мог разглядеть, как владелец саев злился, но в тоже время на его лице читалась тревога… Боже, поскорее бы увидеть чётче…
- Не стоит.
- Что?
- Не стоит, говорю. Дон разберётся.
- Лучше помолчи, а?
- Боже, Раф… Не надо строить из себя маму или няньку. Где остальные? Они хоть в порядке? А Лео? Разве ты не должен заботиться о нём.
- Лео… – после секундного колебание начал было Раф, но Лео его прервал.
- Раф, хорошо, что ты мне помогаешь и всё-такое, но лучше… не надо… поверь…
- Лео…
- Ты сам говорил: ни мне, ни тебе легче от этого не станет… Разве не так?
Молчание продлилось ещё немного, и Раф заговорил первым, положив руку на щеку Лео.
- Слушай… Ты…
- Знаю, не время и не место, да и некстати я об этом заговорил… Но Раф, я – Лео горько усмехнулся – прости, я просто немного устал. Мне лишь нужно…
- Какой же ты всё-таки дурак, бесстрашный лидер… Иногда мне это нравится, иногда это выводит меня из себя. Только ты так умеешь…
Улыбка медленно сползла с лица Лео. Раф так сказал, что… Нет…Неужели этот садист… всё-таки влюбился в него? Боже, только этого ещё не доставало!
Лео собрал последние усилия и практически заставил свои глаза видеть чётче. Он всмотрелся в сердитое и немного печальное лицо Рафа… И стал подозревать, что что-то не то…
От надменности, которая, казалось, навсегда оставила свой отпечаток в глазах н-Рафа, не было и намёка… Черты лица были мягкие, расслабленные, в них не было грубости и недоверия, которые так же исказили некогда красивое лицо владельца саев. Нет… Н-Раф просто не мог измениться настолько сильно за такой короткий срок. Но этот взгляд, эта забота, этот тон… Всё казалось таким знакомым и одновременно таким забытым… Лео словно просыпался от страшного сна, от осознания происходящего его глаза открывались всё шире, а сердце замерло…
- Раф… Скажи, а почему… а что на тебе делает костюм ниндзя?
На Рафе был чёрный обтягивающий костюм, который они с братьями иногда надевали на секретные миссии, хотя, насколько мог помнить, перед боем он его не надевал. Владелец саев промолчал и всё так же смотрел на него, как на самое дорогое ему создание на свете.
Лео бы знаком этот взгляд. Так на него смотрел только его настоящий, любимый брат Рафаэль…

@темы: фанфики

URL
   

Обитель Безумия

главная